Обзор практики рассмотрения споров по страхованию

Дата: 
25.05.2011
Тип: 
Гражданские правоотношения

Поскольку договор прекратился досрочно по вине страхователя п в период его действия предоставлялась полная страховая защита, страховщик вправе требовать с ответчика плату за страхование, пропорциональную периоду действия договора.

(Дело №А01-648-2010).

Страховая компания обратилась в суд с иском к сельскохозяйственной артели о взыскании страховой премии.

Решением суда, оставленным в силе постановлением суда апелляционной инстанции, заявленные требования удовлетворены в полном объеме.

Удовлетворяя заявленные требования, суды исходили из того, что в соответствии с пунктом 3 статьи 954 Гражданского кодекса Российской Федерации, если договором страхования предусмотрено внесение страховой премии в рассрочку, договором могут быть определены последствия неуплаты в установленные сроки очередных страховых взносов.

Пунктом 6.6 Правил страхования, являющихся неотъемлемой частью спорного договора, предусмотрено, что последствием неуплаты очередного страхового взноса является прекращение договора. Суды, исследовав материалы дела, пришли к выводу о прекращении договора страхования в связи с неуплатой ответчиком очередного страхового взноса.

Дo 26.04.2009г. сельскохозяйственная артель надлежаще исполняла обязательства по перечислению страховых взносов, и, следовательно, у страховщика имелась обязанность осуществления страховой защиты в полном объеме, предусмотренном договором. Поскольку договор прекратился досрочно по вине страхователя и в период его действия предоставлялась полная страховая защита, страховщик вправе требовать с ответчика плату за страхование, пропорциональную периоду действия договора.

Выводы судов о том, что истец представил доказательства гибели урожаи но причине указанных в договоре опасных природных явлений и надлежаще исполнил обязанность но уведомлению страхового общества о наступлении данного страхового случаи, являются недостаточно обоснованными.

(Дело №А01-2109/2009)

Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с иском к страховому обществу о взыскании страхового возмещения и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением суда, оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда, исковые требования удовлетворены. Судебные акты мотивированы тем, что по договору страхования сельскохозяйственных культур предпринимателем (страхователем) застрахован урожай озимой пшеницы. Поскольку материалами дела подтверждается факт наступления страхового случая, а также выполнения истцом обязанности по уплате страхового взноса, страховая компания песет обязанность по выплате страхового возмещения. За пользование чужими денежными средствами подлежат начислению проценты по статье 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Отменяя судебные акты судов первой и апелляционной инстанций, суд кассационной инстанции указал следующее.

Согласно статье 929 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения предусмотрены статьями 961, 963 и 964 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 2 статьи 961 Кодекса неисполнение страхователем обязанности по уведомлению страховщика о наступлении страхового случая дает страховщику право отказать в выплате страхового возмещения, если не будет доказано, что страховщик своевременно узнал о наступлении страхового случая, либо что отсутствие о страховщика сведений об этом не могло сказаться па его обязанности выплатить страховое возмещение.

Таким образом, законом предусмотрены два самостоятельных условия, несоблюдение которых лишает права страховщика отказать в выплате страхового возмещения.

Порядок уведомления согласован сторонами в договоре страхования. В соответствии с заключенным договором страхователь обязан в период действия договора незамедлительно, в течение 3 (трех) рабочих дней, сообщать страховщику о ставших известных ему значительных изменениях в обстоятельствах, сообщенных страховщику при заключении договора, если эти изменения могут существенно повлиять па увеличение страхового риска. К таким изменениям в любом случае относятся: отклонения в развитии растений; изменения в агротехнике возделывания сельскохозяйственных культур; препятствия, мешающие проведению агротехнических мероприятий; изменение сроков сева и уборки; изменение парка сельскохозяйственной техники и его производительности; изменение информации, указанной в заявлении; другие неблагоприятные изменения, увеличивающие риск наступления страхового случая (пункт 7.2.2).

Страхователь также обязан регулярно проверять состояние посевов сельскохозяйственных культур и письменно сообщать страховщику обо всех природных или метеорологических явлениях/событиях, которые могут повлиять на урожайность сельскохозяйственных культур в течение трех рабочих дней с момента наступления таких событий/явлений. Неисполнение страхователем данной обязанности дает страховщику право отказать в выплате страхового возмещения, если такие явления/события привели к утрате (гибели) или частичной утрате урожая сельскохозяйственных культур (пункт 7.2.3).

При наступлении события, имеющего признаки страхового случая, страхователь обязан незамедлительно, но в любом случае, не позднее 3 (трех) рабочих дней известить об этом страховщика или его представителя, а также направить ему письменное заявление о наступлении события и документы, подтверждающие факт наступления страхового случая, и информировать территориальное подразделение Росгидромета в письменной форме.

Согласно пункту 3.2 договора не подлежат возмещению ущерб от утраты (гибели) или частичной утраты урожая сельскохозяйственных культур, возникший вследствие невыполнения страхователем действий, предусмотренных договором (пункт 3.2.13); неизвещения страховщика о наступлении страхового случая в порядке и сроки, установленные договором (пункт 3.2.14); неизвещения страховщика о существенных изменениях в риске (пункт 3.2.15); утраты (гибели) или частичной утраты урожая по любым причинам и событиям, не указанным в пункте 3.1 договора (пункт 3.2.16); того, что страхователь не принял разумных и доступных ему мер, чтобы уменьшить возможный ущерб (пункт 3.2.18 договора).

В соответствии с пунктом 8.1 Правил страхования урожая сельскохозяйственных культур размер ущерба определяется страховщиком в результате исследования обстоятельств страхового случая на основании составленного его представителем акта осмотра, заявления страхователя о месте, времени, причинах и иных обстоятельствах нанесения ущерба застрахованному имуществу (с приложением документов, подтверждающих факт и причину наступления страхового случая, и размер причиненного ущерба), а также документов компетентных государственных органов (гидрометеослужбы).

Таким образом, надлежащим доказательством гибели застрахованных посевов и наступления страхового случая является соответствующий двусторонний акт, однако, такое доказательство в дело не представлено и отсутствуют сведения об уклонении страховщика от его составления. Последующие осмотры с участием страховщика не проводились.

Ответственность страхователя должна быть установлена вступившим в законную силу судебным актом, в том числе об утверждении мирового соглашения, но искам, заявленным в течение срока действия договора страхования.

(Дело №А01-746/2010)

Общество обратилось в суд с иском к страховой компании о взыскании ущерба.

Решением суда со страховой компании в пользу общества взыскан ущерб и расходы по уплате государственной пошлины.

Отменяя решение суда, суд апелляционной инстанции указал следующее.

Согласно пункту 6 статьи 24 Федерального закона от 26.10.2002 №127- ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» при проведении процедур банкротства арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом, обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества.

Пунктом 4 статьи 24 Закона о банкротстве установлена обязанность арбитражного управляющего возмещать убытки должнику, кредиторам, третьим лицам в случае причинения им убытков при исполнении возложенных на него обязанностей с даты вступления в законную силу судебного акта о возмещении таких убытков.

В целях обеспечения реального исполнения этой нормы законодатель установил как одно из условий утверждения арбитражного управляющего в должности обязательное страхование им своей ответственности в случае причинения убытков. Договор страхования ответственности признается формой финансового обеспечения ответственности арбитражного управляющего (пункт 8 статьи 20 Закона о банкротстве).

Статьями 929 и 931 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что при страховании гражданской ответственности на случай причинения страхователем вреда имуществу других лиц обязанность но возмещению вреда этим лицам лежит на страховщике, получающем от страхователя установленную договором плату (страховую премию).

Данный вид договора считается заключенным в пользу лиц, которым может быть причинен вред (выгодоприобретателей). Эти лица вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

Таким образом, истец вправе был обратиться непосредственно к страховщику.

Вместе с тем правомочие на заявление требований непосредственно страховой компании могло быть реализовано истцом при наступлении страхового случая.

Событие, рассматриваемое в качестве страхового, должно отвечать ряду условий. В частности, ответственность страхователя должна быть установлена вступившим в законную силу судебным актом, в том числе об утверждении мирового соглашения, по искам, заявленным в течение срока действия договора страхования.

Как следует из материалов дела, суд первой инстанции сослался па решение районного суда.

Вместе с тем Закон о банкротстве связывает наступление ответственности арбитражного управляющего за причинение убытков только с наличием судебного акта о возмещении таких убытков.

Положения договора страхования о том, что страховщик имеет право отказать в выплате страхового возмещения в случае, если страхователь не выполнит обязанности но осуществлению эксплуатации застрахованного имущества в соответствии с требованиями пожарной безопасности, фактически предусматривают отказ в выплате страхового возмещения при наступлении страхового случая из-за грубой неосторожности страхователя, данные положения не подлежат применению в силу противоречия Гражданскому кодексу Российской Федерации.

(Дело №А01-1904/2009)

Индивидуальный предприниматель обратился в Арбитражный суд Республики Адыгея с иском к страховой компании о взыскании ущерба, процентов за пользование чужими денежными средствам и судебных расходов.

Решением суда, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, иск удовлетворен. Удовлетворяя заявленные требования, суды указали следующее.

В силу статьи 929 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Оценив в совокупности в порядке, предусмотренном статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, представленные в материалы дела доказательства, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что произошедшее событие (пожар), в результате которого пострадало имущество, принадлежащее истцу, является страховым случаем (и. 2.1.1. договора страхования имущества), в связи с этим у ответчика, в соответствии с условиями заключенного договора страхования, возникла обязанность по выплате страхового возмещения.

Согласно пункту 1 статьи 963 Гражданского кодекса Российской Федерации страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2 и 3 данной статьи. Законом могут быть установлены случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по договорам имущественного страхования при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя.

Как видно из материалов дела, отказ в выплате страхового возмещения мотивирован неисполнением предпринимателем обязанности осуществлять эксплуатацию застрахованного имущества в соответствии с требованиями пожарной безопасности, что согласно пункту 5.3.3 договора страхования дает страховщику право на отказ в выплате страхового возмещения.

В соответствии в правовой позицией, изложенной в пункте 9 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.11.2003 №75 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования», условие договоров (правил) имущественного страхования об отказе в выплате страхового возмещения вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя является ничтожным, как противоречащее требованиям абзаца 2 пункта 1 статьи 963 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Суд первой инстанции обоснованно указал, что доказательствами, имеющимися в материалах дела, не подтверждается наступление пожара вследствие совершения страхователем умышленных действий либо грубой неосторожности, возможность освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения в случае грубой неосторожности страхователя законом не предусмотрена. Положения пункта 5.3.3 договора страхования о том, что страховщик имеет право отказать в выплате страхового возмещения в случае, если страхователь не выполнит обязанности но осуществлению эксплуатации застрахованного имущества в соответствии с требованиями пожарной безопасности, фактически предусматривают отказ в выплате страхового возмещения при наступлении страхового случая из-за грубой неосторожности страхователя, данные положения не подлежат применению в силу противоречия Гражданскому кодексу Российской Федерации.

Вывод суда о том, что к истцу перешло право требовании к ответчику за убытки, возмещенные в результате страховании, и что последний ответственен за данные убытки в соответствии с договором лизинга, сделан без учета условий договора лизинга.

В случае заявлении истцом требовании о взыскании с ответчика суммы страхового возмещении в порядке применения ответственности, наступившей но основаниям главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации, а не договора лизинга, является обоснованным возражение о рассмотрении дела но месту нахождения ответчика в соответствии со статьей 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

(Дело №А40-91233/08-37-871, после передачи по подсудности №А01- 1458/10)

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании в порядке суброгации страхового возмещения, выплаченного им открытому акционерному обществу.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, заявленные требования удовлетворены.

Отменяя вышеназванные судебные акты, суд кассационной инстанции указал следующее.

Согласно пункту 3.4 договора финансовой аренды (лизинга) при наступлении события, имеющего признаки страхового случая, лизингополучатель обязуется незамедлительно известить лизингодателя и страховую компанию о наступлении такого случая и действовать далее в строгом соответствии с полученными от них указаниями. В течение трех дней лизингополучатель должен собрать и передать в страховую компанию документы полностью соответствующие Правилам страхования. В противном случае лизингополучатель несет ответственность за повреждение, утрату и угон ТС в размере прямого действительного ущерба.

Расходы но страхованию включены лизингодателем в общую сумму лизинговых платежей, исходя из известных на момент заключения данного договора условий страхования (пункт 3. 8 договора).

Пунктами 3.10, 3.11 договора лизинга предусмотрено, что в результате признания страховой компанией случая по риску «Ущерб» в отношении ГС, годного к восстановлению, и получения лизингодателем соответствующего страхового возмещения расходы по ремонту либо восстановлению ГС несет лизингодатель в размере, не превышающем суммы страхового возмещения. Если фактическая стоимость восстановительного ремонта ТС превышает сумму страхового возмещения, разницу оплачивает лизингополучатель. Если страховая компания по риску «Ущерб» в отношении ТС, годного к восстановлению, не признала случай страховым по вине лизингополучателя в соответствии с «Правилами страхования», все затраты и убытки, возникшие у лизингодателя, лизингополучатель обязуется возместить в течение 10-ти дней с момента предъявления лизингодателем требования о компенсации.

Таким образом, вывод суда о том, что к истцу перешло право требования к ответчику за убытки, возмещенные в результате страхования и что последний ответственен за данные убытки в соответствии с договором лизинга, сделан без учета вышеперечисленных условий договора лизинга.

В случае заявления истцом требования о взыскании с ответчика суммы страхового возмещения в порядке применения ответственности, наступившей по основаниям главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации, а не договора лизинга, является обоснованным возражение о рассмотрении дела но месту нахождения ответчика в соответствии со статьей 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.