Обобщение судебной практики рассмотрения споров, связанных с оспариванием ненормативных правовых актов в сфере природопользования и охраны окружающей среды

Дата: 
30.08.2011
Тип: 
Гражданские правоотношения

Утверждено Постановлением Президиума
Арбитражного суда Республики Адыгея
от 29.08.2011г.

Обобщение судебной практики рассмотрения споров, связанных с оспариванием ненормативных правовых актов
в сфере природопользования и охраны окружающей среды

В соответствии с утвержденным планом работы Арбитражного суда Республики Адыгея на II полугодие 2011 года проведено обобщение практики рассмотрения споров, связанных с оспариванием ненормативных правовых актов в сфере природопользования и охраны окружающей среды.
Ненормативный правовой акт представляет собой решение органа государственной власти, органа местного самоуправления, государственного или муниципального служащего, устанавливающее права и обязанности в отношении конкретного лица (лиц), рассчитанное на ограниченное применение и облеченное в определенную форму. Порядок рассмотрения дел об оспаривании ненормативных правовых актов регламентирован главой 24 Арбитражного процессуального кодекса  Российской Федерации (далее –АПК РФ).
В соответствии с правовой позицией, содержащейся в пункте 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.1996 N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», основанием для принятия решения суда о признании ненормативного правового акта государственного органа или органа местного самоуправления недействительным является одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием.
В силу положений статей 200 и 201 АПК РФ для признания ненормативного правового акта недействительным необходимо установить совокупность обстоятельств, свидетельствующих как о несоответствии оспариваемого акта закону, так и о нарушении этим актом прав и законных интересов заявителя.
Обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, возлагается на орган или лицо, которые приняли такой акт.
При рассмотрении заявления о признании ненормативного правового акта недействительным следует также учитывать разъяснения, содержащиеся в п. 18 и 19 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 № 99 «Об отдельных вопросах практики применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации».
В п. 18 данного Письма говорится, что отмена оспариваемого ненормативного правового акта или истечение срока его действия не препятствует рассмотрению по существу заявления о признании акта недействительным, если им были нарушены законные права и интересы заявителя.
Пункт 19 указывает, что, если при рассмотрении заявления о признании ненормативного правового акта недействительным будет установлено, что указанный правовой акт является нормативным, арбитражный суд в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ прекращает производство по делу, если оспаривание такого акта в арбитражном суде не предусмотрено федеральным законом. В определении о прекращении производства по делу необходимо указывать мотивы, по которым арбитражный суд пришел к выводу о том, что оспариваемый акт является нормативным правовым актом. Если федеральным законом дело об оспаривании такого акта отнесено к компетенции арбитражных судов, оно рассматривается коллегиальным составом судей по существу с соблюдением порядка, предусмотренного главой 23 Кодекса, и правил о подсудности.

Вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами, согласно статье 71 Конституции Российской Федерации, находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.
Споры, возникающие в связи с обжалованием ненормативных правовых актов в области природопользования, рассматриваемые арбитражными судами, включают в себя широкий спектр правоотношений как гражданских, так и административных.
При рассмотрении данной категории споров необходимо руководствоваться положениями Земельного, Лесного, Водного кодексов Российской Федерации, Федерального закона от 10.01.2002 № 7-ФЗ (ред. от 18.07.2011) «Об охране окружающей среды» (с изм. и доп., вступившими в силу с 01.08.2011), Федерального закона от 21.02.1992 № 2395-1 (ред. от 18.07.2011) «О недрах» (с изм. и доп., вступившими в силу с 02.08.2011), Федерального закона от 04.05.1999 № 96-ФЗ «Об охране атмосферного воздуха», Постановлением Кабинета Министров Республики Адыгея от 25.08.2009 № 181 (ред. от 02.06.2010) «О Положении о порядке проведения аукционов на право пользования участками недр, содержащими месторождения общераспространенных полезных ископаемых, участками недр местного значения», Постановлением Кабинета Министров Республики Адыгея от 24.03.2009 № 53 (ред. от 02.06.2010) «О порядке пользования недрами в целях разработки месторождений общераспространенных полезных ископаемых, участками недр местного значения, а также строительства подземных сооружений местного значения» и другими.

В отношении памятников природы федеральное законодательство допускает возможность их использования при соблюдении требований по обеспечению их сохранности.

(Дела А01-1284/2009, А01-1285/2009, А01-1286/2009)
Прокурор обратился в суд с исковым заявлением к Управлению лесами и предпринимателю с требованиями о признании недействительным приказа Управления лесами от 20.12.2008 № 327 «О подготовке к проведению аукциона по продаже права на заключение договора аренды лесного участка, находящегося в государственной собственности» и признании недействительным аукциона по продаже права на заключение договора аренды лесного участка, находящегося в государственной собственности, для осуществления рекреационной деятельности.
В обоснование заявленных требований указано на то, что на основании оспариваемого приказа управления лесами был проведен аукцион, по итогам которого спорный земельный участок был предоставлен в аренду предпринимателю. Спорный земельный участок расположен на территории памятника природы республиканского значения «Верховья рек Пшеха и Пшехашха», включенного в список всемирного природного наследия ЮНЕСКО в номинации «Западный Кавказ» № 900, и являющегося землями особо охраняемых природных территорий. Определенные в договоре аренды виды целевого использования земельного участка противоречат видам разрешенного использования, закрепленным нормами действующего федерального и международного законодательства.
Решением, оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда и постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа, в удовлетворении заявленных прокурором требований отказано.
Полномочия управления лесами по распоряжению земельным участком основаны на нормах пункта 1 статьи 83 Лесного кодекса Российской Федерации, согласно которому Российская Федерация передает органам государственной власти субъектов Российской Федерации свои полномочия по предоставлению в пределах земель лесного фонда лесных участков, в частности, в аренду.
При рассмотрении дела судом было установлено, что спорный участок расположен на территории памятника природы республиканского значения, включенного в список всемирного природного наследия ЮНЕСКО в номинации «Западный Кавказ». Данная информация отражена в карточке аукционной единицы. Спорный участок относится к Цинцинскому лесничеству, правообладателем которого является Российская Федерация.
Принадлежность спорного земельного участка к категории земель «земли лесного фонда», которые находятся в федеральной собственности, подтверждена нормами, содержащимися в части 1 статьи 8 Лесного кодекса Российской Федерации, статье 3 Федерального закона от 04.12.2006 № 201-ФЗ «О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации», приказом Рослесхоза от 16.10.2008 № 311 «Об определении количества лесничеств на территории Республики Адыгея и установлении их границ», проектом организации и развития лесного хозяйства Курджипского лесхоза, соответствующим кадастровым паспортом предоставляемого в аренду лесного участка, Лесохозяйственным регламентом Майкопского лесничества, утвержденным распоряжением Кабинета Министров Республики Адыгея от 31.12.2008 № 509-р, и свидетельством о государственной регистрации права собственности Российской Федерации.
В судебных актах было отмечено, что в отношении памятников природы федеральное законодательство допускает возможность их использования при соблюдении требований по обеспечению их сохранности. Нормы международного законодательства не содержат конкретных ограничительных правил по использованию объектов природного наследия, а отсылают в целях правового регулирования данных вопросов к нормам национального законодательства. Заключением договора аренды земельного участка в силу установленных действующим законодательством гарантий, а также условий самого договора о порядке пользования земельным участком, невозможно уничтожение природного объекта и нарушение его сохранности. Прокурором не представлено доказательств нарушений режима охраны памятника природы, а также прав и законных интересов иных лиц.
Таким образом, суды пришли к выводу, что спорный земельный участок относится к категории земель лесного фонда, находится в федеральной собственности, в связи с чем к спорным отношениям надлежит применить нормы статьи 41 Лесного кодекса Российской Федерации, которыми допускается использование земель лесного фонда для осуществления рекреационной деятельности.

Действующее земельное законодательство, регулирующее  правоотношения по предоставлению публичным собственником земельного участка, не предусматривает обязанности органа местного самоуправления повторно публиковать сообщение о предполагаемой передаче земельного участка в аренду, если после первоначальной публикации участок по истечении определенного срока в аренду не передан.

(Дело А01-1833/2009)
Прокурор обратился в арбитражный суд с заявлением к администрации муниципального образования, обществу о признании недействительными распоряжений администрации «О предварительном согласовании места размещения объекта и об утверждении акта выбора земельного участка», «О предоставлении в аренду земельного участка»; признании недействительным договора аренды земельного участка с целью разведки и добычи нерудных полезных ископаемых и применении последствий недействительности ничтожной сделки.
По мнению заявителя, в нарушение требований закона информационное сообщение администрацией не было подготовлено и заблаговременно опубликовано в средствах массовой информации, что повлекло нарушение принципа публичности при предоставлении земельного участка обществу. Одновременно с этим заявитель ссылался на нарушение принципа целевого использования земельного участка.
Решением суда, оставленным без изменения постановлением арбитражного суда апелляционной инстанции, в удовлетворении заявленных требований отказано. Суды сочли необоснованными доводы заявителя о нарушении процедуры выделения администрацией земельного участка.
Из материалов дела следовало, что публикация сообщения о намерении предоставления в аренду земельного участка, относящегося к землям сельскохозяйственного назначения, была произведена в районной газете                09 мая 2007 года.
Ввиду отсутствия заявлений иных лиц, заинтересованных в аренде указанного земельного участка, администрацией было принято постановление от 20.06.2007 №505 «Об утверждении акта выбора земельного участка обществу».
Во исполнение указанного постановления обществом спорный земельный участок поставлен на кадастровый учет, получены: лицензия на разведку и добычу песков, заключение экспертизы о разведке соответствующего месторождения, заключение на проектно-техническую документацию, а также заключен договор на выполнение геологоразведочных работ.
Впоследствии, на основании протеста прокурора, вышеуказанное постановление администрации от 20.06.2007 № 505 было отменено ввиду того, что испрашиваемый земельный участок относится к землям сельскохозяйственного назначения и не может быть предоставлен с целью добычи полезных ископаемых.
Поскольку намерение общества приобрести спорный земельный участок в аренду осталось неизменным, распоряжением администрации от 03.07.2009 г. № 1086 повторно утверждены материалы предварительного согласования места размещения испрашиваемого обществом в аренду земельного участка.
17 августа 2009 г. распоряжением Кабинета министров Республики Адыгея № 279-з на основании заявления общества земельный участок переведен из категории «земли сельскохозяйственного назначения» в категорию «земли промышленности, связи, энергетики и иного специального назначения». После чего администрацией принято распоряжение о предоставлении обществу в аренду земельного участка для обустройства площадки (карьера) для разведки и добычи нерудных строительных материалов (строительных песков).
На основании указанного распоряжения между администрацией и обществом  заключен договор аренды.
Порядок предоставления гражданам земельных участков, находящихся в муниципальной собственности, в аренду для целей, не связанных со строительством, определен статьей 34 Земельного кодекса Российской Федерации.
В силу пункта 1 статьи 34 Земельного кодекса Российской Федерации органы государственной власти и органы местного самоуправления обязаны обеспечить управление и распоряжение земельными участками, которые находятся в их собственности и (или) ведении, на принципах эффективности, справедливости, публичности, открытости и прозрачности процедур предоставления таких земельных участков. Для этого указанные органы обязаны, в частности, обеспечить подготовку информации о земельных участках, которые предоставляются юридическим лицам на определенном праве, и заблаговременно обеспечить публикацию такой информации. Заблаговременной может считаться только такая публикация, которая последовала не менее, чем за месяц до решения вопроса о предоставлении участка конкретному лицу.
Ссылка заявителя на то, что администрация не вправе была утверждать акт о выборе земельного участка и материалы предварительного согласования места размещения объекта до перевода спорного земельного участка в земли иных категорий, отклонена.
В соответствии с абзацем пятым пункта 1 статьи 4 Закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» от 24 июля 2002 г. требования названного Закона не распространяются на формируемые земельные участки в целях их изъятия, в том числе путем выкупа, для государственных или муниципальных нужд и (или) последующего изменения целевого назначения земель на основании утвержденных актов о выборе земельных участков для строительства и материалов предварительного согласования мест размещения объектов и (или) документов территориального планирования, документации по планировке территории и землеустроительной документации.
Таким образом, вышеназванным Законом предусмотрено изменение целевого назначения земель сельскохозяйственного назначения на основании утвержденных актов о выборе земельных участков для строительства и материалов предварительного согласования мест размещения объектов.
Учитывая изложенное, суды сочли, что заявителем не доказано несоответствие оспариваемых ненормативных актов действующему законодательству.
Также отклонена и ссылка прокурора на необходимость повторной публикации сообщения о предоставлении земельного участка в аренду, поскольку действующее земельное законодательство, регулирующее спорные правоотношения, не предусматривает обязанности органа местного самоуправления повторно публиковать сообщение о предполагаемой передаче земельного участка в аренду, если после первоначальной публикации участок по истечении определенного срока в аренду не передан.


Если при редактировании сообщения о предоставлении земельного участка существенно изменяются сведения, имеющие значение для потенциальных заявителей, обладающих правом претендовать на получение спорного земельного участка (в части, касающейся наименования органа местного самоуправления, в который необходимо обращаться с заявлением, и площади земельного участка, предоставляемого в аренду), процедура предоставления земельного участка не может считаться соблюденной.

(Дело № А01-2255/2008)
Прокурор обратился в арбитражный суд с заявлением к администрации и комитету по управлению имуществом муниципального образования о признании недействительным распоряжения о предоставлении в аренду земельного участка.
Решением суда первой инстанции в удовлетворении требований о признании недействительным распоряжения отказано. Судебный акт мотивирован тем, что в течение месяца с момента опубликования первого информационного сообщения о предоставлении спорного земельного участка предпринимателю не поступило ни одной заявки от других лиц, в связи с чем данный участок предоставлен без торгов в порядке, установленном земельным законодательством.
Постановлением суда апелляционной инстанции решение отменено в части отказа в удовлетворении требований прокурора о признании недействительным ненормативного правового акта, принят новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований. Апелляционное постановление мотивировано отсутствием у администрации права предоставлять спорный земельный участок предпринимателю без проведения публичных торгов, поскольку в опубликованное сообщение неоднократно вносились изменения, имеющие существенное значение для потенциальных заявителей; к моменту последней публикации на спорный земельный участок претендовало как минимум два лица. Суд кассационной инстанции согласился с выводами апелляционного суда.
Оценивая сообщения, опубликованные в средствах массовой информации, суды пришли к выводу, что при редактировании сообщения о предоставлении земельного участка изменялись сведения, имеющие существенное значение для потенциальных заявителей, обладающих правом претендовать на получение спорного земельного участка (в части, касающейся наименования органа местного самоуправления, в который необходимо обращаться с заявлением, и площади земельного участка, предоставляемого в аренду). Публикация первого сообщения признана незаконной, поскольку в ней содержались сведения о предоставлении спорного земельного участка конкретному лицу - предпринимателю. При опубликовании второго сообщения и всех последующих администрация располагала заявлением иного претендента и была не вправе предоставлять земельный участок предпринимателю без проведения публичных торгов.
В связи с изложенным суд исходил из того, что администрацией нарушено установленное ст. 10 Федерального закона от 24.07.2002 N 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» условие передачи в аренду находящихся в государственной собственности земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения, предполагающее предварительное и заблаговременное опубликование в средствах массовой информации сообщения о наличии предполагаемых для передачи земельных участков.
Также нарушены права и законные интересы лиц, имевших возможность в случае опубликования указанной информации участвовать в конкурсе на право заключения договора аренды земельных участков.


Пропуск заявителями установленного ч. 4 ст. 198 АПК РФ срока является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявления. Последствия пропуска срока надлежит применить независимо от того, заявлялось ли об этом ходатайство участвующими в деле лицами, так как данный процессуальный срок является, как и исковая давность, сроком для защиты нарушенного права, однако имеет свой предмет правового регулирования и соответствующие особенности.

(дело № А01-183/2009)
Пропуск заявителями установленного ч. 4 ст. 198 АПК РФ срока является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявления.
Последствия пропуска срока надлежит применить независимо от того, заявлялось ли об этом ходатайство участвующими в деле лицами, так как данный процессуальный срок имеет свой предмет правового регулирования и соответствующие особенности (необходимо исследовать начало его течения, порядок его применения и наличие оснований для удовлетворения ходатайства о его восстановлении).
Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными действий администрации в виде создания препятствий в получении документации, необходимой для кадастрового учета земельного участка, и обязании администрации выдать для оформления права собственности на спорный земельный участок соответствующую техническую документацию (кадастровый план) и схему привязки земельного участка к местности.
Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения при рассмотрении апелляционным и кассационным судами, в удовлетворении требований отказано. Суды исходили из того, что общество не представило доказательств, подтверждающих факт правопреемства в отношении спорного земельного участка, а также пропустило трехмесячный срок для подачи заявления, установленный ч. 4 ст. 198 АПК РФ.
Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении от 18.11.2004 № 367-0, установление в законе сроков для обращения в суд с заявлениями о признании ненормативных правовых актов недействительными, а решений, действий (бездействия) государственных органов незаконными обусловлено необходимостью обеспечить стабильность и определенность административных и иных публичных правоотношений и не может рассматриваться как нарушающее право на судебную защиту. Несоблюдение установленного срока в силу соответствующих норм АПК РФ не является основанием для отказа в принятии заявлений по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений; вопрос о причинах пропуска срока решается судом после возбуждения дела, т.е. в судебном заседании. Заинтересованные лица вправе ходатайствовать о восстановлении пропущенного срока; если пропуск срока был обусловлен уважительными причинами, такого рода ходатайства подлежат удовлетворению судом.
Суд установил, что общество обратилось в суд по истечении трехмесячного срока со дня, когда ему стало известно об отказе в удовлетворении его заявлений. Доказательства, свидетельствующие об уважительности причин пропуска обществом указанного срока, в материалы дела не представлены.
Пропуск заявителями установленного ч. 4 ст. 198 АПК РФ срока является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявления. Последствия пропуска срока надлежит применить независимо от того, заявлялось ли об этом ходатайство участвующими в деле лицами, так как данный процессуальный срок является, как и исковая давность, сроком для защиты нарушенного права, однако имеет свой предмет правового регулирования и соответствующие особенности.
(Данная позиция поддерживается в постановлениях Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 27.02.2009 по делу N А15-976/2008, от 24.12.2009 по делу N А01-183/2009).


Орган местного самоуправления не вправе распоряжаться землями, относящимися к категории земель водного фонда, занятыми водными объектами, акватории, и бассейны которых расположены на территориях двух и более субъектов Российской Федерации.

(Дело №А01-679/2008, А01-693/2008)
Прокурор обратился в суд с заявлением о признании недействительными постановлений администрации муниципального района «О предоставлении земельного участка в аренду предприятию» и «Об утверждении акта выбора и обследования участка испрашиваемого предприятием для руслорегулирующих работ на р. Белая», а также о применении последствий недействительности ничтожной сделки - договора аренды заключенного администрацией и предприятием.
Решением суда от 18.09.2008, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной инстанции (10.03.2009) и кассационной инстанции (05.06.2009), требования прокуратуры удовлетворены. Судебные акты мотивированы тем, что администрация неправомерно распорядилась земельным участком, относящимся к категории земель водного фонда, занятого водным объектом, и находящегося в федеральной собственности. Предоставление в аренду земельного участка для выполнения руслоисправительных работ без проведения публичных торгов нарушает права неопределенного круга субъектов предпринимательской деятельности.
Статьей 36 Водного кодекса Российской Федерации (в редакции на дату принятия постановления о предоставлении земельного участка в аренду предприятию и заключения договора) было определено, что в собственности Российской Федерации (федеральной собственности) находятся поверхностные водные объекты, акватории, и бассейны которых расположены на территориях двух и более субъектов Российской Федерации.
При рассмотрении дела было установлено, что река Белая протекает по территории двух субъектов Российской Федерации - Республики Адыгея и Краснодарского края и относится к объектам федеральной собственности.
В силу статьи 35 Водного кодекса РФ от имени Российской Федерации права собственника осуществляют органы государственной власти, указанные в статье 24 Водного кодекса.
Управление федеральной собственностью на водные объекты осуществляет Правительство Российской Федерации. Часть полномочий по управлению федеральной собственностью на водные объекты Правительство Российской Федерации в соответствии с Конституцией Российской Федерации и Водным Кодексом может передать соответствующим федеральным органам исполнительной власти и органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации.
Принятие нового Водного кодекса Российской Федерации, который вступил в действие с 01.01.2007 г., существенно не изменило требования к порядку распоряжения водными объектами, который содержался в утратившем силу вышеназванном Водном кодексе РФ. Данные нормы аналогичным образом регулируются статьями 8, 24 Водного кодекса Российской Федерации.
В силу части 1 статьи 8 ВК РФ от 03.06.2006 г. № 74-ФЗ водные объекты находятся в собственности Российской Федерации (федеральной собственности), за исключением случаев, установленных частью 2 данной статьи, к которым спорные отношения не относятся.
Согласно пункту 1 статьи 24 ВК РФ владение, пользование, распоряжение водными объектами, находящимися в федеральной собственности, относится к полномочиям органов государственной власти Российской Федерации. Таким образом, в силу вышеуказанных правовых норм, орган местного самоуправления не вправе был распоряжаться землями, относящимися к категории земель водного фонда, занятых водными объектами, отнесенными законом к федеральной собственности, из чего следует, что решение о предоставлении земельного участка водного фонда принято главой администрации муниципального образования с превышением установленных законом полномочий.
Одновременно с этим, предоставление в аренду земельного участка для выполнения руслоисправительных работ на р. Белая, являющейся объектом федеральной собственности, без проведения публичных торгов нарушает права неопределенного круга субъектов предпринимательской деятельности, лишенных возможности участия в выполнении работ в интересах Российской Федерации, которые по природе своих отношений являются  государственным заказом.
Таким образом, руководствуясь частью 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд пришел к выводу о недействительности оспариваемых ненормативных актов.

Новый вид разрешенного использования земельного участка, определенный при проведении публичных слушаний по вопросу изменения вида разрешенного использования, должен соответствовать видам разрешенного использования земельного участка установленной категории.

(дело № А01-755/2010)
Прокурор обратился с заявлением к администрации о признании недействительным постановления главы администрации от 11.01.2010 № 08 «О результатах публичных слушаний по вопросу изменения вида разрешенного использования земельного участка».
Заявленные требования были мотивированы тем, что в ходе проверки прокуратурой установлено, что главой администрации издано постановление, которым признаны состоявшимися публичные слушания по вопросу изменения вида разрешенного использования земельного участка, выделенного для садоводства на производственные цели, расположенного по адресу: садоводческое товарищество "Ягодка", ул. Центральная, 37.
Постановлением определено опубликовать в районной газете "Маяк" информацию о положительном заключении публичных слушаний по вопросу изменения вида разрешенного использования указанного земельного участка  с - ведения садоводства на - производственные цели.
Решением суда, оставленным без изменения постановлениями Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда и Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа, требования прокурора удовлетворены. Судебные акты мотивированы нарушением администрацией норм земельного и градостроительного законодательства. Вид использования - производственные цели не может быть признан разрешенным для земельного участка категории земель - земли сельскохозяйственного назначения. Администрация предприняла действие, направленное на изменение категории земельного участка, что не относится к ее компетенции. Смежным землепользователям сообщение о проведении публичных слушаний не направлено, чем нарушен порядок проведения публичных слушаний.
Согласно кадастровому паспорту земельного участка, расположенного по адресу: Республика Адыгея, Майкопский район, ул. Центральная, 37 в садоводческое товарищество "Ягодка", кадастровый номер 01:04:5509001:164, в отношении которого принято указанное постановление, земельный участок отнесен к категории земель - земли сельскохозяйственного назначения, разрешенное использование - в целях садоводства.
Одним из основных принципов земельного законодательства является принцип деления земель по целевому назначению на категории, согласно которому правовой режим земель определяется исходя из их принадлежности к определенной категории и разрешенного использования в соответствии с зонированием территорий и требованиями законодательства.
Согласно статье 28 Федерального закона от 06.10.2003 N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» вопросы изменения одного вида разрешенного использования земельных участков и объектов капитального строительства на другой вид такого использования при отсутствии утвержденных правил землепользования и застройки выносятся на публичные слушания.
В соответствии с пунктом 3 статьи 4 Федерального закона от 29.12.2004 № 191-ФЗ «О введении в действие Градостроительного кодекса Российской Федерации» решение об изменении одного вида разрешенного использования земельных участков на другой вид принимается главой местной администрации, с учетом результатов публичных слушаний.
Совершая действие, направленное на изменение одного вида разрешенного использования земельного участка на другой вид, администрация обязана следовать требованию статьи 4 Федерального закона от 29.12.2004 № 191-ФЗ «О введении в действие Градостроительного кодекса Российской Федерации», согласно которому новый вид использования должен быть также разрешенным.
В силу статьи 78 Земельного кодекса Российской Федерации земли сельскохозяйственного назначения могут использоваться для ведения сельскохозяйственного производства, создания защитных насаждений, научно-исследовательских, учебных и иных связанных с сельскохозяйственным производством целей гражданами, в том числе ведущими крестьянские (фермерские) хозяйства, личные подсобные хозяйства, садоводство, животноводство, огородничество; хозяйственными товариществами и обществами, производственными кооперативами, государственными и муниципальными унитарными предприятиями, иными коммерческими организациями; некоммерческими организациями, в том числе потребительскими кооперативами, религиозными организациями, казачьими обществами; опытно-производственными, учебными, учебно-опытными и учебно-производственными подразделениями научно-исследовательских организаций, образовательных учреждений сельскохозяйственного профиля и общеобразовательных учреждений; общинами коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации для сохранения и развития их традиционного образа жизни, хозяйствования и промыслов. Статьей 79 Земельного кодекса Российской Федерации предусмотрены особенности использования сельскохозяйственных угодий.
Земельный кодекс Российской Федерации также позволяет использовать земельные участки категории земель - земли сельскохозяйственного назначения без перевода таких земель в земли иных категорий для целей на период осуществления строительства дорог, линий электропередачи, линий связи (в том числе линейно-кабельных сооружений), нефтепроводов, газопроводов и иных трубопроводов, при наличии утвержденного проекта рекультивации таких земель для нужд сельского хозяйства. Использование земель сельскохозяйственного назначения или земельных участков в составе таких земель допускается также для осуществления видов деятельности в сфере охотничьего хозяйства, если иное не предусмотрено Земельным кодексом Российской Федерации.
В данном случае действия администрации направлены на изменение вида разрешенного использования земельного участка сельскохозяйственного назначения с - для ведения садоводства на - производственные цели. Однако вид использования - производственные цели не может быть признан разрешенным для земельного участка категории земель - земли сельскохозяйственного назначения.
Таким образом, администрация предприняла действие, направленное на изменение категории земельного участка, что по существу статьи 8 Земельного кодекса Российской Федерации к ее компетенции не относится.


Судья Н.Г. Мусифулина