Обобщение судебной практики по рассмотрению споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав.

Дата: 
09.04.2012
Тип: 
Гражданские правоотношения


Обобщение судебной практики по рассмотрению споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав.


Настоящее обобщение проведено в соответствии с пунктом 4.2. плана работы Арбитражного суда Республики Адыгея на первое полугодие 2012г.
При проведении обобщения проанализированы судебные акты по делам, рассмотренным Арбитражным судом Республики Адыгея за период 2010-2011гг.
В 2010г. в Арбитражный суд Республики Адыгея поступило 2502 исковых и иных заявления, что на 2,6 % больше, чем в 2009г. (2438), из их числа по спорам, возникающим из гражданских правоотношений, - 1675 (1407).
За 2010г. Арбитражным судом Республики Адыгея всего разрешено 2241 дело, что на 3,6 % больше, чем за 2009г. (2164), из их числа по спорам, возникающим из гражданских правоотношений, - 1398 (1243).
В 2010г. по сравнению с 2009г. количество разрешенных дел о защите права собственности и других вещных прав уменьшилось на 14 % – с 160 до 140.
В 2011г. в Арбитражный суд Республики Адыгея поступило
2347 исковых и иных заявлений, что на 6,2 % меньше, чем в 2010г. (2502), из их числа по спорам, возникающим из гражданских правоотношений, – 1476 (1675).
За 2011г. Арбитражным судом Республики Адыгея всего разрешено 2317 дел, что на 3,4 % больше, чем за 2010г.(2241), из их числа по спорам, возникающим из гражданских правоотношений, - 1533 (1398).
В 2011г. судом разрешено 128 дел о защите права собственности и других вещных прав, что на 8,6% меньше, чем в 2010г. (140).
Целью настоящего обобщения является обеспечение единообразия в толковании и применении при разрешении споров указанной категории дел судьями Арбитражного суда Республики Адыгея законодательства, регулирующего защиту права собственности и других вещных прав.
При рассмотрении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав, Арбитражный суд Республики Адыгея пришел к следующим выводам.

1. Споры, связанные с защитой права хозяйственного ведения и права оперативного управления государственных (муниципальных) предприятий и учреждений.

Признание права хозяйственного ведения может быть произведено с одновременным признанием права федеральной собственности.

Федеральное государственное унитарное предприятие обратилось в Арбитражный суд Республики Адыгея с иском к администрации муниципального образования о признании права хозяйственного ведения на недвижимое имущество.
Из материалов дела следовало, что ответчик отрицает право хозяйственного ведения, возникшее у истца в силу закона, и считает спорное имущество принадлежащим муниципальному образованию.
Решением суда иск удовлетворен. Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.
Постановлением ФАС СКО решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции оставлены без изменения.
Судебный акт мотивирован тем, что на момент вступления в силу постановления Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 года № 3020-I, разграничившего публичную собственность по уровням собственности (федеральная, субъектов Федерации, муниципальную), спорные помещения на законном основании были заняты отделением связи, а потому как занятые объектом связи отнесены в силу закона к федеральной собственности.
Обращение предприятия в суд с иском о признании права хозяйственного ведения допускается законом (пункт 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 года № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»). Удовлетворение требований истца, в чьем фактическом владении находится спорное помещение, одновременно влечет восстановление нарушенного права федеральной собственности и права хозяйственного ведения предприятия в отношении заявленного объекта. Регистрация права хозяйственного ведения на объект недвижимости производится с одновременной регистрацией права федеральной собственности.
В пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.02.1995 № 2/1 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» содержится разъяснение о том, что начиная с 08.12.1994г., созданные ранее государственные и муниципальные предприятия обладают имуществом на праве хозяйственного ведения.
Доказательства того, что спорные помещения в установленном законодательством порядке выбыли из состава федеральной собственности и возникшее в силу закона право федеральной собственности на него прекратилось, в материалах дела отсутствуют.
Поскольку на момент разграничения государственной собственности (вступления в силу постановления от 27.12.1991 № 3020-1) предприятие использовало спорное имущество в своей уставной деятельности для оказания услуг связи и не утратило владение им, кассационная инстанция указала, что истец обладает данным имуществом, являющимся федеральной собственностью на праве хозяйственного ведения.
(Дело №А01-764/2011)


Суд отказал истцу в признании права оперативного управления, поскольку им не представлено доказательств государственной регистрации права федеральной собственности в отношении спорного объекта.

Федеральное учреждение обратилось в Арбитражный суд Республики Адыгея с иском к администрации муниципального образования о признании права оперативного управления на недостроенный 36-квартирный жилой дом.
Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении исковых требований отказано.
Суды указали, что учреждение не представило доказательств: возникновения права оперативного управления, оформления соответствующей разрешительной документации для строительства, совершения действий направленных на получение разрешения на строительство, наличия вещных прав на земельный участок под спорным объектом, обращения управления в суд с иском о признании права федеральной собственности на спорный объект.
До подачи искового заявления учреждение не обращалось за получением разрешения на строительство. Кроме того, учреждением не представлено доказательств наличия вещных прав на земельный участок под спорным объектом.
На основании пункта 4 статьи 214, статей 294 и 296 Гражданского кодекса Российской Федерации имущество, находящееся в государственной собственности, закрепляется за государственными предприятиями и учреждениями во владение, пользование и распоряжение в соответствии с названным Кодексом. В пункте 1 статьи 296 указанного Кодекса предусмотрено, что казенное предприятие и учреждение, за которыми имущество закреплено на праве оперативного управления, владеют, пользуются и распоряжаются этим имуществом в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника этого имущества и назначением этого имущества.
Имущество, приобретенное учреждением по договору или иным основаниям, поступает в оперативное управление учреждения в порядке, установленном настоящим Кодексом, другими законами и иными правовым актами для приобретения права собственности (статья 299 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Право оперативного управления может быть признано в отношении имущества, находящегося в государственной или муниципальной собственности. При этом в случае уклонения собственника имущества от государственной регистрации права оперативного управления соответствующее лицо вправе защищать свои права и законные интересы в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 551 Гражданского кодекса Российской Федерации.
На момент принятия постановления Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.1991 № 3020-1 спорный объект не был построен, что исключает отнесение его к собственности Российской Федерации. Право собственности на спорный объект за Российской Федерацией в установленном порядке не признано, что исключает признание права оперативного управления.
(Дело №А01-426/2011)

2. Споры, связанные с приобретением и признанием права собственности.

Право собственности Российской Федерации либо право федеральной собственности на земельный участок как возникшее в силу закона не требует для своего подтверждения или осуществления судебного акта о подтверждении этого вещного права. Обход установленного законом порядка влечет подмену законных функций государственных органов по регистрации прав на недвижимое имущество и противоречит публичному порядку.

Управление Федеральной службы исполнения наказаний обратилось в суд с иском к администрации муниципального образования о признании права собственности Российской Федерации на земельный участок, расположенный под зданием жилого ведомственного дома.
Исковые требования мотивированы тем, что предприятия исправительно-трудовых учреждений являются объектами, относящимися исключительно к федеральной собственности, здания и сооружения уголовно-исполнительной системы находятся в федеральной собственности. Обращение с иском о признании права собственности Российской Федерации на земельный участок мотивировано необходимостью регистрации права собственности на земельный участок.
Полагая, что в связи с нахождением на земельном участке жилого ведомственного дома на него распространяется режим федеральной собственности, Управление обратилось с настоящим иском.
Решением суда первой инстанции, оставленным в силе постановлением суда апелляционной инстанции, в иске отказано.
В силу статьи 3.1 Федерального закона от 25.10.2001 № 137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» в целях разграничения государственной собственности на землю к федеральной собственности относятся, в том числе, земельные участки, занятые зданиями, строениями, сооружениями, находящимися в собственности Российской Федерации; земельные участки, предоставленные органам государственной власти Российской Федерации, их территориальным органам, а также казенным предприятиям, государственным унитарным предприятиям или некоммерческим организациям, созданным федеральными органами государственной власти.
Таким образом, право собственности Российской Федерации на земельный участок под зданием ведомственного жилого фонда Управления Федеральной службы исполнения наказаний следует из прямого указания закона; право федеральной собственности на указанный земельный участок как возникшее в силу закона не требует для своего подтверждения или осуществления судебного акта о подтверждении этого вещного права.
Констатация права федеральной собственности на обозначенный в иске земельный участок в отношении администрации, не оспаривающей названное право, не отвечает требованиям статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой целью обращения заинтересованного лица в арбитражный суд с иском является защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов.
(Дело №А01-711/2010).

В признании права собственности на доли в праве на земельный участок, переданные в паевой фонд кооператива, отказано, поскольку поступление земельных долей в фактическое владение кооператива и несение последним бремени содержания спорного имущества не доказано.

Сельскохозяйственный производственный кооператив в лице конкурсного управляющего обратился в суд с иском к собственникам земельных долей о государственной регистрации перехода к кооперативу права собственности на 74/1013 доли в праве общей собственности на земельный участок, общей площадью 2 522 га.
Решением арбитражного суда в удовлетворении заявленных требований отказано ввиду недоказанности перехода к истцу права собственности на доли в праве на земельный участок.
Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа решение арбитражного суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Республики Адыгея.
Судом кассационной инстанции указано на необходимость оценки писем территориального отдела управления Федерального агентства кадастра объектов недвижимости по Республике Адыгея, распоряжения главы администрации г.Адыгейска и Теучежского района, выданных гражданам правоудостоверяющих документов, установления обстоятельств, связанных с возникновением у граждан прав на земельные доли, соблюдением порядка создания кооператива, возникновением у него права собственности на земельные доли, а также установления фактического владельца земельного участка.
До принятия решения истец в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации изменил предмет иска на признание права собственности на доли в праве на земельный участок, принадлежавшие гражданам на основании распоряжения главы администрации г.Адыгейска и Теучежского района и переданные в паевой фонд кооператива.
Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении исковых требований кооператива отказано. Решение и постановление суда апелляционной инстанции судом кассационной инстанции оставлены в силе.
Суд первой инстанции, установив принадлежность земельного участка на момент принятия решения ста девятнадцати гражданам, отсутствие в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним сведений о регистрации права на земельные доли за кооперативом, пришел к выводу о недоказанности поступления земельных долей в фактическое владение кооператива и несения последним бремени содержания спорного имущества.
Суд апелляционной инстанции дополнительно указал на неопределенность в приложениях к уставу имущества, оцененного и переданного гражданами в паевой фонд кооператива, отсутствие у ряда граждан на момент подписания приложений к уставу прав на земельные доли, фальсификацию подписей в учредительных документах, непредставление доказательств заключения договоров о передаче земельных долей в паевой фонд истца, а также сделал выводы о том, что ответчики не передавали принадлежащие им имущественные права кооперативу, воля членов кооператива при подписании приложений к уставу не была направлена на отчуждение земельных долей, в отношении которых дольщики продолжали нести бремя собственника в виде уплаты земельного налога, ответчики передавали земельные участки во временное пользование, с уставом созданного юридического лица ознакомлены не были.
В силу пункта 3 статьи 34 Федерального закона «О сельскохозяйственной кооперации» от 08.12.1995 № 193-ФЗ (далее - Закон о сельскохозяйственной кооперации) (в редакции, действовавшей в рассматриваемый период) кооператив является собственником имущества, переданного ему в качестве паевых взносов, а также имущества, произведенного и приобретенного кооперативом в процессе его деятельности.
Пунктом 5 статьи 35 Закона о сельскохозяйственной кооперации (в редакции действовавшей на момент создания кооператива) предусмотрено ведение кооперативом учета паевых взносов в стоимостном выражении. В случае внесения в счет паевого взноса земельных и имущественных долей и иного имущества (за исключением земельных участков) или имущественных прав денежная оценка паевого взноса проводится правлением кооператива и утверждается общим собранием членов кооператива или наблюдательным советом кооператива.
Приложения к уставу не содержат сведений, позволяющих идентифицировать переданное в паевой фонд имущество.
Обязанность кооператива по хранению реестра его членов, документов, подтверждающих права кооператива на имущество, находящееся на его балансе, и протоколов общих собраний членов кооператива установлена статьей 39 Закона о сельскохозяйственной кооперации.
Зарегистрированные комитетами по земельным ресурсам и землеустройству договоры передачи земельных долей собственниками в уставный капитал (паевой фонд) кооператива и (или) акты приема-передачи земельных долей в материалах дела отсутствуют. Протокол общего собрания учредителей кооператива не содержит сведений о передаче учредителями в уставный капитал кооператива земельных долей.
Согласно пункту 1 статьи 2 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее - Закон о государственной регистрации) государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним - это юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права.
Сведения о регистрации прав за остальными собственниками земельных долей в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним отсутствуют, что подтверждено выписками из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 30.11.2010.
В соответствии с пунктом 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» при внесении недвижимого имущества в качестве вклада (взноса) в уставный (складочный) капитал юридического лица право собственности на недвижимое имущество возникает с момента государственной регистрации права за таким юридическим лицом в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.
Поскольку кооператив создавался после вступления в силу Закона о государственной регистрации, переход к истцу права собственности на передаваемые в паевой фонд земельные доли подлежал государственной регистрации в установленном порядке.
(Дело №А01-942/2009)

Лицо, считающее себя собственником находящегося в его владении недвижимого имущества, вправе обратиться в суд с иском о признании права собственности.

Общество с ограниченной ответственностью (далее – общество) обратилось в Арбитражный суд Республики Адыгея с иском к администрации муниципального образования о признании права собственности на объекты недвижимости в силу приобретательской давности.
Решением Арбитражного суда Республики Адыгея исковые требования удовлетворены. Суд пришел к выводу, что требования истца подпадают под действие статьи 234 ГК РФ, поскольку он владеет указанным имуществом свыше 15 лет.
Не согласившись с принятым решением, открытое акционерное общество (далее – акционерное общество) обжаловало его в порядке, предусмотренном главой 34 АПК РФ.
Определением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда суд перешел к рассмотрению дела №А01-2299/2009 по правилам, установленным для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции ввиду рассмотрения дела в отсутствие надлежащего ответчика и принятия судом решения о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле. Этим же определением судом к участию в деле в качестве ответчика привлечено акционерное общество.
Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда исковые требования удовлетворены.
Представленными в материалы дела копиями книги основных средств предприятия подтверждается нахождение спорных объектов недвижимого имущества на конец 1999 г. на балансе предприятия. Согласно решению Совета директоров акционерного общества № 1 и протоколу б/н от 24.12.1999 уставный капитал общества сформирован в размере 2 153 000 рублей, в качестве оплаты уставного капитала внесено имущество, закрепленное за филиалом акционерного общества в соответствии с валютой баланса от 25.12.1999. Как следует из п. 1 ст. 1 устава, общество приняло имущество и обязательства филиала акционерного общества - предприятия в полном объеме.
Требования общества о признании за ним права собственности на объекты являются обоснованными по следующим основаниям.
Лицо, считающее себя собственником находящегося в его владении недвижимого имущества, вправе обратиться в суд с иском о признании права собственности. Иск о признании права подлежит удовлетворению в случае представления истцом доказательств возникновения у него соответствующего права (пункты 58, 59 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров связанных с защитой права собственности и других вещных прав», далее - постановление Пленума от 29.04.2009 № 10/22).
Согласно пункту 2 статьи 218 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании сделки об отчуждении этого имущества. В случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента такой регистрации (пункт 2 статьи 223 Кодекса).
В силу пункта 17 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» коммерческие организации являются собственниками имущества, переданного им в качестве вкладов их учредителями, а также имущества, приобретенного этими юридическими лицами по иным основаниям (статья 48, пункт 3 статьи 213).
Законом не предусмотрена государственная регистрация сделки по отчуждению имущества, вносимого в качестве оплаты при создании юридического лица. Право собственности на имущество, внесенное в качестве уставного, возникает с момента совершения самой сделки.
Поскольку при реорганизации юридического лица путем его преобразования в соответствии со статьей 58 Гражданского кодекса Российской Федерации происходит полное правопреемство, вновь созданное юридическое лицо становится обладателем всех прав и обязанностей правопредшественников.
В соответствии с пунктом 1 статьи 66 Гражданского кодекса Российской Федерации имущество, созданное за счет вкладов учредителей, принадлежит обществу на праве собственности.
Исходя из положений норм статей 66, 213 Гражданского кодекса Российской Федерации и разъяснений Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, данных в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.02.1998 № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (на момент рассмотрение спора в суде, данное постановление было действующим), с момента внесения в уставный капитал общества решением Совета директоров от 24.12.1999 имущества, закрепленного за филиалом акционерного общества - предприятием, акционерное общество утратило право собственности на указанное имущество, а общество приобрело это право на основании статьи 213 Гражданского кодекса Российской Федерации (аналогичная позиция изложена в постановлении ФАС Поволжского округа от 10.09.2010 по делу № А57-14530/2009).
(Дело № А01-2299/2009).

3. Споры, связанные с самовольной постройкой

Собственник земельного участка имеет право обратиться в суд за защитой нарушенных прав с требованием о сносе самовольной постройки, возведенной на данном участке.

Индивидуальный предприниматель Т. (далее – ИП Т.) обратился в Арбитражный суд Республики Адыгея с иском к индивидуальному предпринимателю Ш. (далее – ИП Ш.) о сносе за свой счет незаконно возведенной самовольной постройки на принадлежащем истцу земельном участке.
Решением суда исковые требования удовлетворены. Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили в силе данное решение суда как правомерно удовлетворенное.
Решение мотивировано тем, что на принадлежащем истцу на праве собственности земельном участке возведено нежилое помещение под магазин. Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Республики Адыгея от 11.08.2008г. по делу № А01-741/08 ИП Ш. отказано в признании права собственности на спорное помещение и установлено, что строительство осуществлено на земельном участке, не принадлежащем ИП Ш. и не отведенном ему для целей строительства. Доводы ответчика о наличии устного разрешения истца на строительство спорного объекта судом отклонены как недоказанные.
Поскольку ИП Ш. осуществил строительство спорного объекта без получения разрешения на строительство на земельном участке, не предоставленном ему для этих целей в установленном порядке, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что нежилое помещение под магазин является самовольной постройкой.
В пункте 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерациии Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 №10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» разъяснено, что собственник земельного участка, субъект иного вещного права на земельный участок, его законный владелец либо лицо, права и законные интересы которого нарушает сохранение самовольной постройки, вправе обратиться в суд по общим правилам подведомственности дел с иском о сносе самовольной постройки.
В пункте 1 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил.
Лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности; не вправе распоряжаться постройкой: продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки. Самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет (пункт 2 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Собственником земельного участка, на котором ответчик возвел спорный объект, является ИП Т. Нахождение самовольной постройки на земельном участке, принадлежащем истцу на праве собственности, нарушает его права и законные интересы как землепользователя, поскольку препятствует ему в пользовании участком.
(Дело №А01-1499/2009).

По иску о сносе самовольной постройки надлежащим ответчиком следует считать лицо, во владении и пользовании которого находится спорное строение.

Комитет по управлению имуществом обратился в Арбитражный суд Республики Адыгея с иском к главе крестьянского хозяйства Ш. о признании самовольной постройкой нежилого строения хозяйственно-бытового назначения и обязании осуществить снос самовольной постройки.
Определением Арбитражного суда Республики Адыгея от 29.09.2010 произведена замена ненадлежащего ответчика - главы крестьянского хозяйства Ш. на надлежащего - индивидуального предпринимателя Ш.
Решением Арбитражного суда Республики Адыгея от 08.12.2010, оставленным в силе судом апелляционной инстанции, исковые требования удовлетворены, нежилое строение хозяйственно-бытового назначения признано самовольной постройкой; индивидуальный предприниматель Ш. обязана за счет своих средств и своими силами снести указанное самовольное строение.
Решение суда мотивировано тем, что спорные строения возведены на земельном участке, не отведенном для этих целей, без получения необходимого разрешения, в связи с чем являются самовольными постройками и подлежат сносу лицом, их осуществившим, в силу ст.ст. 222, 304 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 60,62 Земельного кодекса Российской Федерации. Суд первой инстанции, учитывая разъяснения пункта 24 постановления совместного Пленума ВС РФ и ВАС РФ №10/22 от 29.04.2010, пришел к выводу о том, что индивидуальный предприниматель Ш. является надлежащим ответчиком по иску о сносе самовольной постройки, поскольку именно индивидуальный предприниматель Ш. как единственный участник крестьянского хозяйства стал бы собственником спорного строения, если бы постройка не являлась самовольной.
Из содержания статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что постройка является самовольной и подлежит сносу при наличии хотя бы одного из следующих условий: возведение постройки на земельном участке, не отведенном для этих целей, отсутствие необходимых документов и разрешений на строительство, существенное нарушение при возведении постройки градостроительных или строительных норм и правил.
В материалы дела не представлены доказательства того, что строительство спорного объекта, в силу части 17 статьи 51 Градостроительного кодекса Российской Федерации, возможно осуществить без получения разрешения на строительство, ввиду определенных свойств объекта (временный или вспомогательных характер и др.).
Наличие у спорного объекта признаков самовольной постройки также установлено решением Арбитражного суда Республики Адыгея от 10.06.2009 по делу №А01-468/2009, оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.08.2009 и постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 09.12.2009, крестьянскому хозяйству отказано в иске о признании права собственности на самовольную постройку – объект незавершенного строительства.
В силу пункта 2 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности. Оно не вправе распоряжаться постройкой - продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки. Самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет, кроме случаев, предусмотренных пунктом 3 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации.
В пункте 2 Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 03.07.2007 №595-О-П разъяснено, что самовольное строительство представляет собой правонарушение, которое состоит в нарушении норм земельного законодательства, регулирующего предоставление земельного участка под строительство, либо градостроительных норм, регулирующих проектирование и строительство. Поэтому лицо, осуществившее самовольную постройку, не является ее законным владельцем.
Учитывая, что спорный объект был возведен без получения соответствующих разрешений на строительство на земельном участке, не предоставленном для целей строительства, суд обосновано удовлетворил требования комитета.
(Дело №А01-1239/2010).

4. Споры об истребовании имущества из чужого незаконного владения.

Для истребования из чужого незаконного владения имущества необходима совокупность юридических фактов, необходимых для удовлетворения виндикационного иска, а именно: наличие права собственности на истребуемую вещь или иного права на обладание вещью; утрата фактического владения вещью; возможность выделить вещь с помощью индивидуальных признаков из однородных вещей и нахождение вещи в чужом незаконном владении.

Глава крестьянского (фермерского) хозяйства (далее – глава КФХ) обратилась в Арбитражный суд Республики Адыгея с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью (далее – общество, ООО) об истребовании из незаконного владения ответчика жилого дома, сараев в количестве пяти штук, котельной, теплицы и навесов в количестве трех штук.
Согласно уточненным требованиям, принятым судом, истец просил устранить со стороны общества препятствия в пользовании истцом жилым домом (административно - бытовым зданием), общей площадью 121,9 кв.м., сараями в количестве пяти штук, котельной, теплицами и навесами в количестве трех штук, находящимися на земельном участке.
Решением суда в удовлетворении заявленных требований отказано.
Принимая решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, арбитражный суд исходит из следующего.
Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом (пункт 1 статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации); собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом (пункт 2 статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации).
В соответствии со статьей 301 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, обратившееся в суд с иском об истребовании своего имущества из чужого незаконного владения, должно доказать свое право собственности на имущество, находящееся во владении ответчика. Доказательством права собственности на недвижимое имущество является выписка из ЕГРП. При отсутствии государственной регистрации право собственности доказывается с помощью любых предусмотренных процессуальным законодательством доказательств, подтверждающих возникновение этого права у истца (п.36 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации № 10/22 от 29.04.2010 г.).
Материалы дела не содержат доказательств наличия зарегистрированного за истцом права собственности на недвижимое имущество, как не содержат иных доказательств принадлежности имущества, не являющегося таковым, таких как приобретение строительных материалов, несение расходов на строительство и т.п.
Поскольку истцом не доказана совокупность юридических фактов, необходимых для удовлетворения виндикационного иска, а именно: наличие права собственности на истребуемую вещь или иного права на обладание вещью; утрата фактического владения вещью; возможность выделить вещь с помощью индивидуальных признаков из однородных вещей и нахождение вещи в чужом незаконном владении, следовательно, суд пришел к выводу, что в истребовании из чужого незаконного владения имущества необходимо отказать.
(Дело № А01-1546/2011).

5 . Споры о правах на недвижимое имущество.

Собственник участка, обремененного сервитутом, срок действия которого истек, вправе обратиться в суд с заявлением, необходимым для регистрации прекращения прав на сервитут.

Комитет по имущественным отношениям обратился в суд к главе крестьянского (фермерского) хозяйства (далее – глава КФХ) о прекращении действия соглашения об установлении сервитута в связи с истечением срока действия договора передачи главе КФХ в безвозмездное пользование государственного недвижимого имущества. Прекратилось и соглашение об установлении сервитута, по которому последнему был предоставлен частный срочный сервитут на земельный участок с целью обеспечения доступа к указанному имуществу, а также для сенокошения и выпаса сельскохозяйственных животных.
Исковые требования мотивированы тем, что от главы КФХ был получен отказ от подписания дополнительного соглашения.
Решением суда первой инстанции иск удовлетворен в полном объеме.
Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
В соответствии с абзацем 1 пункта 1 статьи 274 Гражданского кодекса Российской Федерации сервитут представляет собой право собственника недвижимого имущества требовать от собственника соседнего земельного участка, а в необходимых случаях и от собственника другого земельного участка (соседнего участка) предоставления права ограниченного пользования соседним участком.
В силу пункта 1 статьи 48 Земельного кодекса Российской Федерации сервитут может быть прекращен по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством.
Согласно статье 276 Гражданского кодекса Российской Федерации сервитут может быть прекращен по требованию собственника земельного участка, обремененного сервитутом ввиду отпадения оснований, по которым он был установлен, в случаях, когда земельный участок, принадлежащий гражданину или юридическому лицу, в результате обременения сервитутом не может использоваться в соответствии с целевым назначением участка.
При этом, государственная регистрация является юридическим актом признания и подтверждения государством установления сервитута, а также единственным доказательством существования зарегистрированного сервитута. Государственная регистрация земельных, водных и лесных сервитутов осуществляется учреждениями юстиции на основе системы записей в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Запись о регистрации сервитута может быть произведена на основании:
- заявления правообладателя во всех случаях установления сервитута;
- заявления лица, в пользу которого установлен сервитут, в случаях, если сервитут установлен соглашением сторон или вступившим в законную силу решением суда либо возникает на основании акта государственного органа или органа местного самоуправления;
- заявления органов государственной власти или местного самоуправления в случае, если сервитут установлен этими органами в соответствии с законодательством в публичных интересах.
Запись о прекращении сервитута вносится на основании заявления правообладателя и лица, в пользу которого он установлен, в следующих случаях:
- прекращения срока действия сервитута, определенного соглашением сторон об установлении сервитута или акта государственной власти, местного самоуправления, которыми установлен сервитут;
- вступления в законную силу решения суда о признании недействительным соглашения об установлении сервитута, или акта органа государственной власти, местного самоуправления, которыми он установлен;
- вступления в законную силу решения суда о прекращении установленного сервитута.
Частный земельный сервитут может быть прекращен и по другим основаниям (например, расторжение договора об установлении сервитута, истечение срока действия сервитута, совпадение в одном лице собственника земельного участка и владельца сервитута).
Прекращение сервитута подтверждается специальным штампом погашения, который ставится на регистрационной записи о сервитуте в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество.
Однако сервитут не прекращается автоматически. Если собственник обслуживающего земельного участка заявляет свое требование о прекращении сервитута и владелец сервитута согласен, то сервитут прекращается с момента государственной регистрации соглашения о прекращении сервитута. Таким образом, сервитуарий обязан прекратить осуществление сервитута и произвести все необходимые действия для регистрации в уполномоченном органе его прекращения по истечении срока договора.
В связи с тем, что сервитут регистрируется в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, прекращение сервитута требует отражения в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.
 Процедура погашения регистрационной записи о сервитуте определена пунктами Правил ведения Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 18 февраля 1998 г. № 219. Основанием для совершения регистратором таких действий, согласно Приказу Минюста России от 26 июля 2004 г. № 132 «Об утверждении Методических рекомендаций о порядке государственной регистрации сервитутов на земельные участки», является соглашение о прекращении сервитута, заключенное собственником земельного участка и лицом, в пользу которого установлен сервитут, либо решение суда о прекращении сервитута. Таким образом, регистрация прекращения сервитута осуществляется исключительно по заявительному принципу.
Поскольку сервитуарий в данном случае отказывается совершить необходимые действия для регистрации прекращения сервитута, то обращение в суд с иском о признании соглашения о сервитуте прекращенным (несмотря на окончание срока его действия) по сути представляет собой иск о понуждении к государственной регистрации прекращения сервитута и является надлежащим способом защиты в силу статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации. Решение суда является основанием для совершения регистрационных действий уполномоченным государственным органом - внесения в Единый государственный реестр прав записи о прекращении сервитута, а также о преобразовании его в пользу другого лица.
(Дело №А01-774/2011)

В результате признания судом недействительным договора купли-продажи земельного участка, заключенного с нарушением статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации, в порядке реституции следует восстанавливать право муниципальной собственности с сохранением обременения земельного участка правом аренды покупателя.

Прокурор обратился в арбитражный суд с иском к администрации муниципального образования, индивидуальному предпринимателю о признании недействительным договора купли-продажи земельного участка, заключенного между администрацией муниципального образования и индивидуальным предпринимателем, и применении последствий недействительности ничтожной сделки, а также о признании недействительным зарегистрированного права собственности индивидуального предпринимателя на спорный земельный участок.
Исковые требования мотивированы тем, что приобретение предпринимателем спорного земельного участка в собственность нарушает нормы земельного законодательства о приватизации земли, не допускающие реализацию исключительного права выкупа находящегося в государственной или муниципальной собственности земельного участка собственником расположенного на нем объекта незавершенного строительства.
Решением суда иск удовлетворен. Признан недействительным договор купли-продажи земельного участка категории земель, заключенный между администрацией муниципального образования и индивидуальным предпринимателем. Применены последствия недействительности сделки в виде возврата земельного участка муниципальному образованию. Суд обязал администрацию муниципального образования возвратить индивидуальному предпринимателю денежные средства, полученные в счет оплаты спорного земельного участка. Признано недействительным зарегистрированное за индивидуальным предпринимателем право собственности на земельный участок.
Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции изменено в части применения последствий недействительности ничтожной сделки.
Суд апелляционной инстанции отметил, что предусмотренное статьей 167 Гражданского кодекса Российской Федерации применение последствий недействительности сделки купли-продажи земельного участка в рассматриваемом случае заключается в восстановлении положения, существовавшего до совершения оспариваемых действий администрации, то есть сохранение арендных отношений земельного участка муниципальной формы собственности; возврат покупателю оплаченной по недействительному договору выкупной цены.
В результате признания арбитражным судом недействительными договора купли-продажи земельного участка, записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о праве собственности предпринимателя на этот участок право муниципальной собственности считается восстановленным арбитражным судом; сохраняется обременение участка правом аренды на срок, указанный в договоре аренды, ранее заключенном в отношении этого объекта недвижимости между администрацией и предпринимателем. На момент вынесения решения судом первой инстанции срок договора аренды не истек, продолжение арендных отношений зависит от волеизъявления сторон договора.
Таким образом, по мнению суда апелляционной инстанции, суд при принятии решения в части реституции должен был самостоятельно разрешить вопрос о восстановлении арендных отношений между муниципалитетом и собственником недостроенного объекта недвижимости.
(А01-866/2010, А01-867/2010)

Согласно пункту 10 Положения о коммерциализации государственных предприятий с одновременным преобразованием в акционерные общества открытого типа, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 01.07.1992 № 721, состав имущества акционерного общества на момент его учреждения отражается в акте его оценки, который и является правоустанавливающим документом, необходимым для государственной регистрации права собственности.

Общество с ограниченной ответственностью (далее - ООО, общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением к Управлению Росреестра о признании недействительным отказа Управления Росреестра по Республике Адыгея от 17.06.2011 № 03/001/2011-629 в государственной регистрации права собственности на объект недвижимого имущества.
Заявленные требования мотивированы тем, что спорное имущество было внесено в уставный капитал ООО его учредителем - ОАО по акту приема-передачи от 22.06.1999 до создания на территории Республики Адыгея учреждений юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Право собственности ОАО на спорный объект недвижимости возникло в порядке приватизации государственного газового концерна до вступления в силу Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», в связи с чем признается юридически действительным. На государственную регистрацию были представлены все необходимые документы, подтверждающие право собственности общества на спорный объект недвижимости.
Решением Арбитражного суда Республики Адыгея заявленные требования удовлетворены. Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
В государственной регистрации прав может быть отказано в случае, если не представлены документы, необходимые в соответствии с настоящим Федеральным законом для государственной регистрации прав, когда обязанность по представлению таких документов возложена на заявителя (абзац 9 пункта 1 статьи 20 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»).
Согласно пункту 10 Положения о коммерциализации государственных предприятий с одновременным преобразованием в акционерные общества открытого типа, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 01.07.1992 № 721, состав имущества акционерного общества на момент его учреждения отражается в акте его оценки. В соответствии с пунктом 5.1 Временных методических указаний по оценке стоимости объектов приватизации (приложение № 2 к Указу Президента Российской Федерации от 29.01.1992 № 66) сведения об имуществе приватизируемого предприятия отражаются в актах оценки (приложения № 1 - 9), а также в передаточных бухгалтерских балансах и документах, отражающих результаты инвентаризации.
При изложенных обстоятельствах суд счел указанные регистрационной службой основания отказа в государственной регистрации права собственности заявителя не соответствующими закону и нарушающими права заявителя.
(Дело №А01-1339/2011)

Возможное наложение границ земельного участка заповедника и границ участков лесного фонда, которое может быть выявлено в процессе межевания участков лесного фонда, не может являться основанием для отказа в государственной регистрации права собственности, при условии представления заявителем документов, предусмотренных статьей 30.1 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».


Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом (далее ТУ Росимущества) обратилось в Арбитражный суд Республики Адыгея с заявлением к Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии (далее Управление Росреестра, регистрационная служба) о признании недействительным отказа в государственной регистрации права собственности Российской Федерации на земельный участок и обязании осуществить государственную регистрацию права собственности Российской Федерации на земельный участок.
Заявленные требования мотивированы тем, что на государственную регистрацию права собственности Российской Федерации были представлены все необходимые документы, предусмотренные Федеральным законом «О государственной регистрации права». Выводы Управления Росреестра по Республике Адыгея о наложении спорного земельного участка на участок лесного фонда безосновательны, поскольку сделаны только на основании письма Управления лесами Республики Адыгея, без уточнения границ лесного фонда.
Решением Арбитражного суда Республики Адыгея от 15.12.2010 в удовлетворении заявленных требований отказано. Суд первой инстанции пришел к выводу о наличии спора о границах земельных участков между смежными землепользователями, который может быть разрешен в порядке искового производства. Регистрационная служба, установив возможность частичного наложения границ земельного участка, на участок лесного фонда, с условным номером 3/2004-714, право на который ранее зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, правомерно отказала в совершении регистрационных действий до устранения установленных противоречий.
Постановлением Пятнадцатого апелляционного суда от 28.02.2011 решение суда первой инстанции отменено. Требования ТУ Россимущества удовлетворены.
Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 17.06.2011 постановление суда апелляционной инстанции оставлено без изменения. Определением ВАС РФ от 21.10.2011 №ВАС-13237/11 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ.
Суд апелляционной инстанции указал, что на государственную регистрацию права собственности Российской Федерации были представлены документы, предусмотренные статьей 30.1 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» и Постановлением Правительства от 30.06.2006 № 404.
В соответствии с п. 1, 6, 7 статьи 2 Федерального закона от 14.03.1995 № 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» с учетом особенностей режима особо охраняемых природных территорий и статуса находящихся на них природоохранных учреждений различаются различные категории указанных территорий, в том числе государственные природные заповедники. Особо охраняемые природные территории могут иметь федеральное, региональное или местное значение. Особо охраняемые природные территории федерального значения являются федеральной собственностью и находятся в ведении федеральных органов государственной власти. Территории государственных природных заповедников и национальных парков относятся к особо охраняемым природным территориям федерального значения (п. 7).
Согласно п. 1, 2 ст. 6 Федерального закона «Об особо охраняемых природных территориях» на территории государственных природных заповедников полностью изымаются из хозяйственного использования особо охраняемые природные комплексы и объекты (земля, водные объекты, недра, растительный и животный мир), имеющие природоохранное, научное, эколого-просветительское значение как образцы естественной природной среды, типичные или редкие ландшафты, места сохранения генетического фонда растительного и животного мира. Государственные природные заповедники являются природоохранными, научно-исследовательскими и эколого-просветительскими учреждениями, имеющими целью сохранение и изучение естественного хода природных процессов и явлений, генетического фонда растительного и животного мира, отдельных видов и сообществ растений и животных, типичных и уникальных экологических систем. Земля, водные объекты, недра, растительный и животный мир, находящиеся на территориях государственных природных заповедников, предоставляются в пользование (владение) государственным природным заповедникам на правах, предусмотренных федеральными законами. Имущество государственных природных заповедников является федеральной собственностью. Запрещается изъятие или иное прекращение прав на земельные участки и другие природные ресурсы, которые включаются в государственные природные заповедники.
Согласно п. 1, 2, 3, 6 ст. 95 Земельного кодекса Российской Федерации к землям особо охраняемых природных территорий относятся, в том числе земли государственных природных заповедников. Земли особо охраняемых природных территорий относятся к объектам общенационального достояния и могут находиться в федеральной собственности, собственности субъектов Российской Федерации и в муниципальной собственности. На землях государственных природных заповедников, в том числе биосферных, национальных парков, природных парков, государственных природных заказников, памятников природы, дендрологических парков и ботанических садов, включающих в себя особо ценные экологические системы и объекты, ради сохранения которых создавалась особо охраняемая природная территория, запрещается деятельность, не связанная с сохранением и изучением природных комплексов и объектов и не предусмотренная федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации. В пределах земель особо охраняемых природных территорий изменение целевого назначения земельных участков или прекращение прав на землю для нужд, противоречащих их целевому назначению, не допускается. Земли государственных заповедников, национальных парков находятся в федеральной собственности и предоставляются им на праве постоянного (бессрочного) пользования. Земельные участки в границах государственных заповедников и национальных парков не подлежат приватизации.
Судом апелляционной инстанции установлено, что право собственности Российской Федерации на спорный земельный участок возникло в силу статьи 17, п. 6 ст. 95 Земельного кодекса Российской Федерации, пункта 2 статьи 6 Федерального закона от 14.03.1995 № 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях», а не при разграничении государственной собственности на землю. В связи с этим требования Постановления Правительства РФ от 30.06.2006 № 404 не подлежат применению к спорным отношениям при государственной регистрации права собственности Российской Федерации, возникшего в силу прямого указания закона.
В соответствии с пунктом 3 статьи 1 Федерального закона от 24.07.2007 № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» государственным кадастровым учетом недвижимого имущества признаются действия уполномоченного органа по внесению в государственный кадастр недвижимости сведений о недвижимом имуществе, которые подтверждают существование такого недвижимого имущества с характеристиками, позволяющими определить такое недвижимое имущество в качестве индивидуально-определенной вещи (уникальные характеристики объекта недвижимости), или подтверждают прекращение существования такого недвижимого имущества, а также иных предусмотренных данным Федеральным законом сведений о недвижимом имуществе.
Выявление факта пересечения границ земельного участка, о постановке на кадастровый учет которого заявлено, границ земельного участка, сведения о котором содержатся в государственном кадастре недвижимости, является основанием для приостановления и отказа в осуществлении кадастрового учета (статьи 26, 27 Федерального закона «О государственном кадастре недвижимости»).
Таким образом, факт наложения границ земельных участков может быть выявлен только в процессе осуществления их кадастрового учета. В отсутствие в государственном кадастре недвижимости сведений о земельном участке лесного фонда подразделения «Гузерипльское лесничество» с условным номером 3/2004-712 установить наличие или отсутствие наложения границ спорного земельного участка заповедника и указанного участка лесного фонда невозможно. Само по себе письмо Управления лесами Республики Адыгея от 11.02.2010 № 148, направленное в Управление Росреестра по Республике Адыгея, не может являться доказательством наличия наложения границ спорного земельного участка, препятствующего регистрации права собственности Российской Федерации на спорный земельный участок.
Возможное наложение границ земельного участка заповедника и границ участков лесного фонда, которое может быть выявлено в процессе межевания участков лесного фонда, не приведет к возникновению спора о праве на данные земельные участка, поскольку в любом случае собственником данных земельных участков в силу закона является Российская Федерация.
С учетом изложенного, предусмотренные п. 1 ст. 20 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» основания для отказа в государственной регистрации права собственности Российской Федерации на земельный участок с кадастровым номером 01:04:6001001:1 общей площадью 730692457 кв. м, расположенный по адресу: Республика Адыгея, Майкопский район, п. Гузерипль, отсутствовали.
(Дело №А01-826/2010)

Поскольку правообладателем земельного участка является образовательное учреждение, администрация неправомерно распорядилась спорным земельным участком. Требование о признании недействительным зарегистрированного права собственности на объект движимого имущества подлежит удовлетворению ввиду того, что киоск не является объектом недвижимости и не подлежит государственной регистрации.

Университет обратился в арбитражный суд с иском к предпринимателю на киоск путем аннулирования в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи регистрации; обязании предпринимателя демонтировать принадлежащий ему киоск в течение двух недель с момента вступления в силу решения суда; признании недействительными договора аренды земельного участка, а также дополнительного соглашения к указанному договору аренды; признании недействительным зарегистрированного за ответчиком права аренды указанного земельного участка, путем аннулирования регистрационной записи в ЕГРП.
Требования истца мотивированы ссылкой на статью 304 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Решением от 28.01.2011 в удовлетворении заявленных требований отказано. Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.09.2011 решение от 28.01.2011 отменено. Заявленные требования удовлетворены. Постановлением арбитражного суда кассационной инстанции постановление арбитражного апелляционного суда оставлено без изменения.
Судебный акт суда первой инстанции мотивирован тем, что спорный киоск не является объектом недвижимости, в связи с чем право собственности на него государственной регистрации не подлежит. Земельный участок, занятый спорным киоском, принадлежит университету на праве постоянного (бессрочного) пользования. Данное право университета в установленном порядке не прекратилось. Администрация неправомерно распорядилась земельным участком, принадлежащим университету.
Удовлетворяя исковые требования, апелляционный суд пришел к выводу о том, что право постоянного (бессрочного) пользования университета на спорный земельный участок до настоящего времени не прекращено.
В соответствии со статьей 216 Гражданского кодекса Российской Федерации право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком является вещным правом на чужое имущество, имеющее собственника, защищается от его нарушения любым лицом в порядке, предусмотренном статьей 305 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Исходя из нормы статьи 304 Гражданского кодекса Российской Федерации, негаторный иск предъявляется собственником, владеющим имуществом, к лицу, препятствующему собственнику пользоваться и распоряжаться этим имуществом. При предъявлении иска собственнику необходимо подтвердить свое право на имущество и доказать факт его нарушения.
Согласно пункту 4 статьи 20 Земельного кодекса Российской Федерации граждане или юридические лица, обладающие земельными участками на праве постоянного (бессрочного) пользования, не вправе распоряжаться этими земельными участками.
В соответствии с положениями статьи 131 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьями 1 и 4 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее - Закон о государственной регистрации) государственной регистрации подлежат права на недвижимое имущество. Регистрация объектов, не являющихся недвижимостью, законом не предусмотрена.
В соответствии с абзацем четвертым пункта 52 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» в случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими.
Понятие недвижимого имущества содержится в статье 130 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой к недвижимым вещам относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения жилые и нежилые помещения, предприятия как имущественные комплексы.
Для признания имущества недвижимым как объекта гражданских прав необходимо подтверждение того, что данный объект был создан как недвижимость в установленном законом и иными правовыми актами порядке с получением необходимой разрешительной документации и с соблюдением градостроительных норм и правил.
В силу статей 13, 17 и 20 Закона о регистрации при проведении правовой экспертизы представленных на государственную регистрацию документов регистрирующий орган должен проверить, является ли объект, на который заявитель просит зарегистрировать право, объектом недвижимости, и в том случае, если объект таковым не является, отказать в регистрации прав на него.
Несоблюдение положений норм статьи 17 Закона о регистрации, устанавливающей основания для регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним (в том числе документы, которые в соответствии с законодательством Российской Федерации подтверждают наличие, возникновение, прекращение, переход, ограничение прав в отношении недвижимого имущества), влечет недействительность проведенной регистрации.
Таким образом, законодательно закреплено, что государственная регистрация производится только в отношении недвижимых объектов и заключается, в частности, во внесении их в реестр недвижимого имущества.
Поскольку у предпринимателя отсутствуют правовые основания владения и пользования земельным участком под киоском, а регистрация права собственности на него в ЕГРП недостоверна и подлежит исключению как нарушающая права и законные интересы университета, требование последнего о демонтаже киоска удовлетворено.
(Дело №А01-817/2010)

Право постоянного (бессрочного) пользования может быть прекращено с соблюдением процедуры, закрепленной статьей 54 Земельного кодекса Российской Федерации.

Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом (далее - управление) обратилось в арбитражный суд к открытому акционерному обществу (далее - общество) с иском о прекращении права постоянного (бессрочного) пользования земельными участками.
Заявленные требования мотивированы тем, что при приватизации ответчика в состав подлежащего приватизации имущества земельные участки сельскохозяйственного назначения не вошли и подлежат изъятию. Спорные земельные участки, образованные из первоначально переданного земельного участка, не используются ответчиком по целевому назначению, поскольку при конкурсном производстве производственная деятельность запрещена, ответчиком систематически не уплачивается земельный налог (с 01.01.2005) и землепользователями спорных земельных участков являются третьи лица.
Решением Арбитражного суда Республики Адыгея от 23.11.2010, оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.01.2011, в удовлетворении иска отказано. Постановлением арбитражного суда кассационной инстанции от 25.03.2011 решение и постановление арбитражного суда апелляционной инстанции оставлены без изменения.
При разрешении спора судебные инстанции установили, что общество имеет статус сельскохозяйственной организации и находится в процедуре конкурсного производства. Право постоянного (бессрочного) пользования на спорные земельные участки перешло к обществу в порядке универсального правопреемства (пункт 3 статьи 20 Земельного кодекса Российской Федерации, пункт 3 статьи 268 Гражданского кодекса Российской Федерации).
В соответствии с пунктами 6 и 7 статьи 27 Земельного кодекса Российской Федерации оборот земель сельскохозяйственного назначения, за исключением земельных участков, предоставленных из земель сельскохозяйственного назначения гражданам для индивидуального жилищного, гаражного строительства, ведения личного подсобного и дачного хозяйства, садоводства, животноводства и огородничества, а также земельных участков, занятых зданиями, строениями, сооружениями, осуществляется в соответствии с гражданским законодательством и данным Кодексом и регулируется Законом об обороте земель сельскохозяйственного назначения.
В подпункте 4 пункта 2 статьи 45 Земельного кодекса Российской Федерации закреплено, что право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком может быть прекращено в принудительном порядке при неиспользовании земельного участка, предназначенного для сельскохозяйственного производства в течение трех лет, если более длительный срок не установлен федеральным законом.
Решение о прекращении права на земельные участки принимается судом в соответствии со статьей 54 Земельного кодекса Российской Федерации.
Статья 54 Земельного кодекса Российской Федерации регламентирует условия и порядок принудительного прекращения прав на земельный участок лица, не являющегося его собственником, ввиду ненадлежащего использования земли. В ней закреплена процедура принудительного прекращения права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком в случаях его ненадлежащего использования по предусмотренным законом основаниям.
В рамках данной процедуры исполнительный орган государственной власти, уполномоченный на осуществление государственного земельного контроля, одновременно с наложением штрафа на виновное лицо выносит предупреждение относительно допущенных земельных правонарушений и необходимости их устранения с последующим уведомлением органа, предоставившего земельный участок.
В случае неустранения указанных в предупреждении земельных правонарушений в установленный предупреждением срок исполнительный орган государственной власти, вынесший предупреждение, направляет материалы о прекращении права на земельный участок ввиду его ненадлежащего использования в исполнительный орган государственной власти или орган местного самоуправления, предусмотренные статьей 29 Кодекса, которые с заявлением о прекращении права на земельный участок обращаются в суд.
Территориальным управлением не было доказано соблюдение закрепленной статьей 54 Земельного кодекса Российской Федерации процедуры прекращения права постоянного (бессрочного) пользования в отношении спорных земельных участков, в связи с чем отсутствовали основания для прекращения принадлежащего обществу права постоянного (бессрочного) пользования земельными участками. Указанный вывод соответствует практике, сложившейся в Федеральном арбитражном суде Северо-Кавказского округа по аналогичным делам (постановления от 20.05.2008 по делу № А32-11323/2007, от 30.10.2008 по делу № А32-7341/2008, от 03.07.2009 по делу № А15-2180/2008)
(Дело №А01-1453/2010).


 Председатель первого судебного состава 
по рассмотрению дел,
возникших из гражданских
и иных правоотношений   В.Н. Нефедов