Обобщение судебной практики рассмотрения дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, наделенных федеральным законом отдельными государственными

Дата: 
09.07.2012
Тип: 
Публичные правоотношения

Утверждено
Постановлением Президиума
Арбитражного суда Республики Адыгея
от 02.07.2012

Обобщение судебной практики рассмотрения дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными полномочиями, должностных лиц (глава 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации)

Настоящее обобщение проведено в соответствии с пунктом 4.3 плана работы Арбитражного суда Республики Адыгея на первое полугодие 2012 года.
При проведении обобщения проанализированы судебные акты по делам, рассмотренным Арбитражным судом Республики Адыгея за период 2010-2011гг.
В 2010 году в Арбитражный суд Республики Адыгея поступило 694 и разрешено 746 заявлений, возникающих из административных и иных публичных правоотношений.
В 2011 году в Арбитражный суд Республики Адыгея поступило 760 и разрешено 649 заявлений, возникающих из административных и иных публичных правоотношений, что на 9 % больше, чем поступивших за 2010 г. (694), и на 14% меньше разрешенных в 2010г. (746).
В 2010 году с применением налогового законодательства разрешено 44 дела, из них об оспаривании ненормативных правовых актов налоговых органов, решений, действий(бездействия) должностных лиц - 21 дело.
В 2011 году с применением налогового законодательства разрешено 156 дел, что в 3,5 раза больше, чем в 2010г. (44), из них об оспаривании ненормативных правовых актов налоговых органов, решений, действий(бездействия) должностных лиц - 34 дела, что на 62% больше, чем в 2010 г. (21).
В 2010 году об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными полномочиями, должностных лиц всего разрешено 159 дел, из них: об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) судебных приставов 22 дела; государственных органов 107 дел, иных органов и должностных лиц 30 дел.
В 2011 году об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными полномочиями, должностных лиц всего разрешено 154 дела, из них: об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) судебных приставов - 21 дело; государственных органов - 90 дел; иных органов и должностных лиц - 43 дела.
В 2011 году об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) судебных приставов рассмотрено на 3,2% дел меньше, чем в 2010г.; об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов рассмотрено на 18,8 % дел меньше, чем в 2010г.; иных органов и должностных лиц рассмотрено в 1,4 раза больше чем в 2010г.
Целью настоящего обобщения является обеспечение единообразия в толковании и применении при разрешении споров указанной категории дел судьями Арбитражного суда Республики Адыгея законодательства в случае, если оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы граждан, организаций или иных лиц в сфере предпринимательской и экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности.

1. Споры об оспаривании ненормативных правовых актов налоговых органов, решений, действий(бездействия) должностных лиц.
Законом не предусмотрено внесение в перечень вносимых в ЕГРИП сведений записи о фирменном наименовании гражданина-предпринимателя, поскольку таким правом обладают только юридические лица. (Дело №А01-1943/2009).
Индивидуальный предприниматель обратился в Арбитражный суд Республики Адыгея с заявлением к налоговому органу о признании незаконным отказа во внесении в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей записи о регистрации крестьянского (фермерского) хозяйства, главой которого является заявитель, т.е. добавить наименование «Авангард».
Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении заявления отказано.
Судебные акты мотивированы тем, что требования предпринимателя сводятся к регистрации фирменного наименования. Приказом Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 03.12.2003 № БГ-3-09/664 «Об утверждении форм документов, используемых при государственной регистрации крестьянских (фермерских) хозяйств» утверждены формы документов, используемые при государственной регистрации крестьянских (фермерских) хозяйств: форма № Р61002 - свидетельство о государственной
регистрации крестьянского (фермерского) хозяйства; форма № Р60005 - свидетельство о внесении записи в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей о крестьянском (фермерском) хозяйстве.
Перечень вносимых в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей сведений определен в пункте 2 статьи 5 Федерального закона № 129-ФЗ от 08.08.01 г. «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». Указанные нормативные акты не предусматривают внесение дополнительных сведений и слов в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей.

Первичные документы, представленные от имени контрагента, не являются доказательствами достоверности и законности осуществленных предпринимателем затрат как в целях заявления расходов по НДФЛ, ЕСН так и подтверждения налоговых вычетов по НДС. (Дело №А01-1907/2009).  
Индивидуальный предприниматель глава крестьянского (фермерского) хозяйства обратился в Арбитражный суд Республики Адыгея с требованиями о признании недействительными решений налоговых органов в части.
Решением суда признаны незаконными оспариваемые решения в части доначисления сумм НДФЛ, ЕСН, соответствующих пени и штрафов. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.
Суд пришел к выводу, что вычет по НДС заявлен необоснованно, поскольку предприниматель при совершении сделок с обществом не проявил должной осмотрительности и осторожности при совершении финансово-хозяйственных операций. Удовлетворяя требования в части НДФЛ и ЕСН, суд исходил из того, что предприниматель понес расходы на приобретение товара, оприходовал и отразил его по бухгалтерскому учету и в последующем использовал при осуществлении реальной предпринимательской деятельности, исчислив и уплатив налоги.
Постановлением апелляционной инстанции, оставленным без изменения кассационной инстанцией, решение суда отменено в части признания незаконными оспариваемых решений и в части взыскания 1 тыс. рублей госпошлины, в удовлетворении требований в данной части отказано. В остальной части решение суда оставлено без изменения.
Судебный акт мотивирован тем, что первичные документы, представленные от имени общества, не являются доказательствами достоверности и законности осуществленных предпринимателем затрат как в целях заявления расходов по НДФЛ, ЕСН, так и подтверждения налоговых вычетов по НДС.
Оформленные от имени общества счета-фактуры содержат недостоверные сведения в части указания руководителя счета-фактуры, товарные накладные, договоры и квитанции к приходным кассовым ордерам подписаны неустановленными лицами. Имеющиеся на документах подписи и оттиск печати общества не соответствуют подписи руководителя и печати общества на письме, полученном налоговой инспекцией при проведении контрольных мероприятий, в котором оно отрицало наличие договорных отношений с предпринимателем. Суд также сослался на отсутствие товарно-транспортных накладных, подтверждающих перемещение товара предпринимателю.
Поскольку счета-фактуры контрагента составлены с нарушениями пунктов 5 и 6 статьи 169 НК РФ, представленные предпринимателем первичные документы от имени общества содержат недостоверную информацию, а действия предпринимателя не отвечают критериям должной осторожности, осмотрительности и добросовестности (он не удостоверился в личности лица, действующего от имени юридического лица, а также в наличии у него соответствующих полномочий).
Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности, и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом (п.10 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды»).
Удовлетворяя требования в части НДФЛ и ЕСН, суд исходил из того, что предприниматель понес расходы на приобретение товара, оприходовал и отразил его по бухгалтерскому учету и в последующем использовал при осуществлении реальной предпринимательской деятельности, исчислив и уплатив налоги.
В соответствии с пунктами 1 и 4 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006г. № 53, представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы. Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.
Отменяя решение суда в части НДФЛ и ЕСН и отказывая в удовлетворении заявления, суд апелляционной инстанции исходил из того, что при решении вопроса, связанного с налогообложением прибыли и налоговыми вычетами по налогу на добавленную стоимость, суд первой инстанции дал различную правовую оценку доказательствам, касающимся сделки с обществом.
Имеющиеся в деле документы не подтверждают достоверность и законность осуществления предпринимателем затрат, а налоговая выгода получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Субсидии, полученные в счет уплаты процентов по кредитам банка, не являются доходом и не подлежат включению в налогооблагаемую базу по ЕСН, в связи с чем решение налоговой инспекции о доначислении указанных сумм налога подлежит признанию недействительным. (Дело №А01-1760/2010). 
Глава крестьянского (фермерского) хозяйства обратился в Арбитражный суд Республики Адыгея с заявлением о признании недействительными решений налоговых органов.
Решением Арбитражного суда Республики Адыгея от 03.03.2011г. решения налоговых органов признаны недействительными. С налоговых органов в пользу главы крестьянского (фермерского) хозяйства взыскано с каждого органа 2 000 рублей судебных расходов.
Решение мотивировано тем, что арендная плата за пользование земельных долей физического лица, выданная в натуральном выражении, приводит к возникновению дохода, однако указанный доход определен налоговой инспекцией неверно. Субсидии по оплате процентов за банковские кредиты не являются доходом главы крестьянского (фермерского) хозяйства.
Постановлением апелляционной инстанции, оставленным без изменения кассационной инстанцией, решение суда изменено в части взыскания государственной пошлины, в остальной части без изменения.
Судебными актами установлено, что в соответствии с пунктом 2 статьи 251 НК РФ при определении налоговой базы организации по налогу на прибыль не учитываются целевые поступления.
Согласно статье 6 Бюджетного кодекса РФ (далее – БК РФ) субсидиями являются бюджетные средства, предоставляемые бюджету другого уровня бюджетной системы РФ, физическому или юридическому лицу на условиях долевого финансирования целевых расходов федеральными целевыми программами, федеральными законами, региональными целевыми программами и законами субъектов РФ.
В соответствии со статьей 78 БК РФ предоставление субсидий допускается, в частности, из бюджетов субъектов Российской Федерации в случаях, предусмотренных федеральными целевыми программами, федеральными законами, региональными целевыми программами и законами субъектов Российской Федерации.
Статьей 162 БК РФ предусмотрено, что получателем бюджетных средств выступает бюджетная организация или иная организация, имеющая право на получение бюджетных средств в соответствии с бюджетной росписью на соответствующий год.
Постановлениями Правительства РФ от 29.12.2007г. № 999 «О предоставлении в 2008 - 2010 годах из федерального бюджета субсидий бюджетам субъектов Российской Федерации на возмещение гражданам, ведущим личное подсобное хозяйство, сельскохозяйственным потребительским кооперативам и крестьянским (фермерским) хозяйствам части затрат на уплату процентов по кредитам и займам, полученным в 2005 - 2009 годах на срок до 8 лет» (далее- постановление № 999) и от 30.12.2006г. № 878 «Об утверждении Правил предоставления из федерального бюджета субсидий бюджетам субъектов Российской Федерации на возмещение части затрат на уплату процентов по кредитам, полученным в 2006 - 2007 годах сельскохозяйственными товаропроизводителями, организациями агропромышленного комплекса, крестьянскими (фермерскими) хозяйствами, организациями потребительской кооперации, ремонтными и агроснабженческими организациями в российских кредитных организациях», установлено, что перечисление субсидий осуществляется в установленном порядке на счета территориальных органов Федерального казначейства, открытые для кассового обслуживания исполнения бюджетов субъектов Российской Федерации, перечисление субсидии в бюджет субъекта Российской Федерации осуществляется на основании представленной уполномоченным органом справки-расчета на предоставление субсидии, и потом на расчетный счет заемщика, открытый им в банке.
По кредитным договорам налогоплательщик получил банковские кредиты, за пользование которыми уплачивал банковские проценты, что подтверждено документально и не оспорено налоговыми органами. Налогоплательщику предоставлена субсидия на возмещение затрат по уплате банковских процентов, что подтверждается выписками по операциям по счету. Письмом Министерства сельского хозяйства подтверждено получение налогоплательщиком субсидий из федерального и республиканского бюджетов на возмещение части затрат на уплату процентов по кредитам банка.
При определении налоговой базы по ЕСН сумма субсидий правомерно не включена в доход налогоплательщика, поскольку субсидии по оплате процентов за банковские кредиты являются целевыми поступлениями на возмещение части затрат на уплату процентов по кредитам и не подлежат включению в налогооблагаемую базу по ЕСН.

Поскольку обеспечительная мера в виде приостановления ликвидации общества до рассмотрения спора по существу, принятая определением арбитражного суда по другому делу, на момент внесения спорной записи отменена не была и заявителем не представлено доказательств нарушения его прав и охраняемых законом интересов, заявление о признании незаконными действий налогового органа по внесению записи в ЕРЮЛ о ликвидации общества и обязании аннулировать указанную запись не подлежит удовлетворению. Избранный заявителем способ защиты не приводит к восстановлению его субъективных прав. (Дело №А01-2230/2008).
Заявитель обратился в арбитражный суд с заявлением к налоговому органу, в котором просил признать недействительными свидетельства о внесении записи в ЕГРЮЛ и уведомления о снятии с учета Российской организации в налоговом органе, незаконными действия и решения налоговой инспекции, связанные с ликвидацией юридического лица - общества с ограниченной ответственностью.
Определением Арбитражного суда принято исковое заявление конкурсного управляющего индивидуального предпринимателя в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, в котором также заявлено требование о признании недействительными ненормативных правовых актов налогового органа, связанных с ликвидацией юридического лица.
Определением производство по делу прекращено по пункту 1 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ). Оспариваемые документы не являются ненормативными правовыми актами, поскольку не содержат обязательных предписаний или распоряжений, влекущих юридические последствия, и подтверждают лишь факт внесения записи в соответствующий государственный реестр и уведомление об этом. Действующим законодательством не предусмотрена возможность оспаривания в публичном порядке таких документов.
Постановлением апелляционной инстанции, оставленным без изменения кассационной инстанцией, определение арбитражного суда в части прекращения производства по делу по заявлению конкурсного управляющего отменено, дело в этой части направлено на новое рассмотрение. В остальной части определение арбитражного суда оставлено без изменения.
Судебный акт мотивирован тем, что согласно пункту 1 статьи 216 Федерального закона от 26.10.2002г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – закона о банкротстве) с момента принятия арбитражным судом решения о признании индивидуального предпринимателя банкротом и об открытии конкурсного производства утрачивает силу государственная регистрация гражданина в качестве индивидуального предпринимателя, а также аннулируются выданные ему лицензии на осуществление отдельных видов предпринимательской деятельности. Заявитель утратил статус индивидуального предпринимателя, а, следовательно, все элементы предпринимательской правосубъектности. Не будучи индивидуальным предпринимателем (лишившись указанного статуса), заявитель не вправе обращаться за защитой своих интересов как предпринимателя в арбитражный суд, поскольку арбитражные суды являются судами специализированными и принимают к своему производству дела с участием граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, только в случаях, специально установленных законом.
Поскольку арбитражный суд принял к производству неподведомственное ему дело, производство по которому было правильно прекращено на основании подпункта 1 части 1 статьи 150 АПК РФ. Имущественные интересы заявителя, как должника в конкурсном производстве, в силу специального указания в законе о банкротстве защищаются в указанном производстве, в котором ему гарантирован законом определенный объем процессуальных прав.
Вопрос о правомерности действий налогового органа может быть поставлен конкурсным управляющим, поскольку реализация предпринимательской правосубъектности в пределах, установленных законом, по смыслу пункта 1 статьи 129 Закона о банкротстве переходит к конкурсному управляющему.
Апелляционный суд посчитал неправильным прекращение производства по заявлению конкурсного управляющего, указав, что действующим законодательством не предусмотрено оспаривание в публичном порядке документов, касается использования надлежащих или ненадлежащих средств правовой защиты, но не может быть основанием для прекращения производства по делу.
При новом рассмотрении определением арбитражного суда заявитель привлечен к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.
Решением суда, оставленным без изменения постановлениями судом апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении заявления конкурсного управляющего индивидуального предпринимателя о признании незаконными действий налогового органа по внесению записи в ЕГРЮЛ о ликвидации ООО и обязании налогового органа аннулировать запись в ЕГРЮЛ о ликвидации общества с ограниченной ответственностью отказано.
Суд указал, что обеспечительная мера в виде приостановления ликвидации общества до рассмотрения спора по существу, принятая определением арбитражного суда на момент внесения записи налоговым органом в ЕГРЮЛ о государственной регистрации ликвидации общества отменена не была. Однако заявителем не представлено доказательств нарушения его прав и охраняемых законом интересов, избранный заявителем способ защиты не приводит к восстановлению его субъективных прав.

Полученные налогоплательщиком по выданным займам проценты не подлежат обложению налогом на добавленную стоимость.  (Дело №А01-1343/2010).
Открытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решений налоговых органов в части доначисления НДС, пени и штрафа.
Решением арбитражного суда заявленные обществом требования удовлетворены, решения налоговых органов признаны недействительными.
Решение мотивировано тем, что необлагаемые налогом доходы не могут включаться в расчет лимита выручки для получения права на освобождение от уплаты НДС в соответствии со статьей 145 НК РФ.
Постановлением суда апелляционной инстанции решение арбитражного суда изменено, решения налоговых органов признаны недействительными в части НДС и соответствующих сумм пени, в удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.
Судебные акты мотивированы тем, что в проверяемый период основным видом деятельности общества являлось предоставление ипотечных займов населению, сопутствующей деятельностью - оформление документов, консультирование и другие услуги, которые оплачивались дополнительно. Доходы общества формировались за счет оплаты процентов по предоставленным займам и оплаты сопутствующих услуг.
При определении размера выручки в целях применения статьи 145 НК РФ общество не учитывало в составе выручки доходы, полученные в виде процентов по выданным займам. Размер выручки общества без учета сумм полученных процентов в проверяемый период не превышал установленного лимита в размере двух миллионов рублей за три календарных месяца.
Налоговый орган включил в состав выручки налогоплательщика суммы полученных процентов по выданным займам. С учетом уплаченных процентов размер выручки превысил установленный лимит, что и послужило основанием для выводов об утрате обществом права на освобождение.
Согласно пункту 15 части 3 статьи 149 НК РФ (в редакции, действующей в проверяемый период) не подлежат налогообложению (освобождаются от налогообложения) на территории Российской Федерации операции по предоставлению займов в денежной форме, а также оказание финансовых услуг по предоставлению займов в денежной форме.
Следовательно, полученные обществом по выданным займам проценты, не подлежат обложению налогом на добавленную стоимость.
Постановлением суда кассационной инстанции постановление апелляционной инстанции отменено в части отказа в удовлетворении требований, решение арбитражного суда - в части признания недействительными и не соответствующими НК РФ решений налоговых органов оставлено без изменения.
Судебный акт мотивирован тем, что полученные обществом по выданным займам проценты не подлежат обложению налогом на добавленную стоимость. В целях определения суммы выручки для предоставления права на освобождение от исполнения обязанностей налогоплательщика, связанных с исчислением и уплатой налога на добавленную стоимость на основании статьи 145 НК РФ, учету подлежит только выручка от операций, которые учитываются при формировании налоговой базы, т.е. являются основой для исчисления и уплаты налога. Суд первой инстанции обоснованно признал неправомерным вывод инспекции об утрате обществом права на освобождение от исполнения обязанностей налогоплательщика и у суда апелляционной инстанции не имелось оснований к его отмене в соответствующей части.

Денежные средства, поступающие в Управляющую компанию от физических лиц в качестве оплаты коммунальных услуг, в силу статей 346.15 и 251 НК РФ не подлежат включению в налогооблагаемую базу при исчислении единого налога, уплачиваемого в связи с применением УСН, поскольку не являются доходом общества. (Дело №А01-1963/2010).
Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решений налоговых органов в части начисления единого налога, уплачиваемого в связи с применением упрощенной системы налогообложения.
Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, требования удовлетворены на том основании, что денежные средства, которые поступают на счета общества в качестве оплаты коммунальных услуг и затем перечисляются поставщикам коммунальных услуг, не подлежат включению в налогооблагаемую базу при исчислении единого налога, уплачиваемого в связи с применением УСН, поскольку не являются доходом общества.
Согласно статье 154 Жилищного кодекса РФ (далее – ЖК РФ) плата за коммунальные услуги не включает в себя вознаграждение управляющей организации.
Суд пришел к выводу о том, что приобретение коммунальных ресурсов и предоставление коммунальных услуг гражданам производится по одному тарифу, утвержденному в установленном порядке (пункт 15 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам, утв. постановлением Правительства РФ от 23.05.2006г. № 307). Из представленных в материалы дела тарифов на электрическую энергию на 2009 год, утвержденных Региональной энергетической комиссией - Департамента цен и тарифов Краснодарского края от 24.11.2008 № 35/2008, следует, что для городского населения города Майкопа установлен тариф в размере 2,57 руб. Таким образом, после расчетов с ресурсоснабжающей организацией у управляющей организации не остается какого-либо дохода.
Управляющая организация фактически занимается посреднической деятельностью, правовое положение общества в части предоставления коммунальных услуг собственникам помещений соответствует правовому положению агента в правоотношениях между принципалом и агентом, агентом и третьими лицами, установленными главой 52 ГК РФ, в связи с чем денежные средства, поступающие в оплату коммунальных услуг, не подлежат включению в состав доходов в соответствии со статьей 346.15 и статьей 251 НК РФ.

Налоговый орган правомерно произвел доначисление индивидуальному предпринимателю главе КФХ НДС, поскольку последним представлены доказательства осуществления хозяйственных операций с несуществующими юридическими лицами (Дело №А01-24/2011, дело №А01-91/2011).
Индивидуальный предприниматель глава крестьянского (фермерского) хозяйства обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налоговых органов в части доначисления налогов и пени в части занижения доходов в результате невключения в налогооблагаемую базу выручки от реализации сельскохозяйственной продукции, выданной пайщикам в качестве арендной платы за земельные паи, и в части завышения производственных расходов и признании недействительным требования.
Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, требования удовлетворены в части доначисления ЕСН и привлечения к налоговой ответственности по статье 122 НК РФ, доначисления соответствующих сумм пени, в остальной части требований отказано.
Судебные акты мотивированы тем, что налогоплательщиком не доказана реальность заявленных расходов по сделкам с организациями, и, следовательно, о правомерности начисления инспекцией к уплате в бюджет оспариваемых сумм единого сельскохозяйственного налога, пени и штрафа, являются правильными и соответствуют фактическим обстоятельствам дела.
Действия несуществующих юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, не могут быть признаны сделками в смысле статьи 153 ГК РФ.
Сделки совершаются от имени юридического лица уполномоченным надлежащим образом физическим лицом, при этом полномочия у данного физического лица возникают в силу закона, исходя из его должностного положения (в случае, если он является единоличным исполнительным органом юридического лица) или на основании доверенности.
Несуществующее юридическое лицо не может уполномочить действовать от его имени совершающее сделку физическое лицо, поэтому несуществующее юридическое лицо не может быть участником договора (статьи 182, 420 Гражданского кодекса Российской Федерации). Если одним из участников сделки выступает несуществующее юридическое лицо, то сделки между юридическими лицами не существует.
Неблагоприятные последствия недостаточной осмотрительности в хозяйственной деятельности ложатся на лицо, заключившее такие сделки, и не могут быть перенесены на федеральный бюджет в виде необоснованных выплат.

Истечение срока исковой давности является одним из оснований отнесения дебиторской задолженности в состав внереализационных расходов как долга, нереального к взысканию. Указанная норма не предоставляет налогоплательщику права на произвольный выбор налогового периода, в котором в состав внереализационных расходов включается безнадежная к взысканию задолженность. (Дело №А01-73/2011).
Закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налогового органа в части привлечения к налоговой ответственности за неполную уплату налога на прибыль, пеней за несвоевременную уплату налога на прибыль, доначисления налога на прибыль за 2008 год.
Решением арбитражного суда заявление общества удовлетворено, признано недействительным решение налоговой инспекции в оспариваемой части. Решение мотивировано тем, что общество правомерно списало за счет созданного резерва по сомнительным долгам задолженность, которая на дату списания отвечала критериям безнадежной.
Постановлением суда апелляционной инстанции, оставленным без изменения постановлением суда кассационной инстанции, решение суда отменено в части доначисления налога на прибыль по ООО в 2008 году соответствующих пеней, штрафа. В данной части в удовлетворении требований отказано, в остальной части решение оставлено без изменения.
Судебный акт мотивирован тем, что в соответствии с пунктом 2 статьи 266 НК РФ безнадежными долгами (долгами, нереальными к взысканию) признаются те долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленный срок исковой давности, а также те долги, по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие невозможности его исполнения, на основании акта государственного органа или ликвидации организации.
То обстоятельство, что в 2008 году ООО находилось в стадии ликвидации и не получило корреспонденцию ЗАО, не свидетельствует о безнадежности дебиторской задолженности. Фактически таковая являлась только сомнительной, доказательства обратного в материалы дела не представлены.
Следовательно, право признать данную задолженность безнадежной и отнести ее к внереализационным расходам возникло у ЗАО лишь в 2009 году.
Истечение срока исковой давности является одним из оснований отнесения дебиторской задолженности в состав внереализационных расходов как долга, нереального к взысканию.
Указанная норма не предоставляет налогоплательщику права на произвольный выбор налогового периода, в котором в состав внереализационных расходов включается безнадежная к взысканию задолженность.
Определение налогового периода, в котором расходы подлежат учету, должно производиться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о перерыве течения срока исковой давности.

В удовлетворении требований о признании недействительными решений налоговых органов отказано, поскольку декларирование налоговых вычетов по уточненным декларациям сопровождалось подачей в налоговый орган в ходе проверки документов, подтверждающих данные вычеты, что не лишало налогоплательщика в этой ситуации права на их применение при соблюдении, установленных статьями 171-173 НК РФ. (Дело №А01-7/2011).
Глава крестьянского (фермерского) хозяйства индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решений налоговых органов.
Решением арбитражного суда в удовлетворении заявленных требований отказано. Предприниматель не исчислил и не уплатил НДС с операций по реализации товаров, неправомерно предъявил вычеты по НДС, необоснованно включил в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу, расходы по хозяйственным операциям. Налоговый орган обоснованно не уменьшил доначисленные решением суммы налогов на указанные в уточненных налоговых декларациях вычеты по НДС.
Постановлением суда апелляционной инстанции, оставленным без изменения постановлением суда кассационной инстанции, решение арбитражного суда изменено в части доначисления НДС, соответствующие пени и штрафы признаны недействительными и не соответствующими НК РФ.
Судебные акты мотивированы тем, что налоговый орган правомерно доначислил налогоплательщику налоги по общеустановленной системе налогообложения исчислил налоги исходя из размера сокрытой выручки.
Поскольку в ходе выездной налоговой проверки предприниматель подтвердил наличие у него права на налоговые вычеты, указанные им в уточненных налоговых декларациях, направленных в инспекцию в ходе проверки до принятия обжалуемого решения, решение налогового органа о доначислении НДС, пеней и штрафа, основанное на отказе в предоставлении предпринимателю налоговых вычетов по НДС, признано не соответствующим закону.
Декларирование налоговых вычетов по спорным уточненным налоговым декларациям сопровождалось подачей в инспекцию в ходе налоговой проверки документов, подтверждающих данные вычеты, что не лишило налогоплательщика в этой ситуации права на их применение при соблюдении условий, установленных статьями 171 - 173 НК РФ. Фактически налоговый орган эти действия произвел в день вынесения спорного решения налогового органа, после проведения камеральных проверок уточненных налоговых деклараций в установленные законом сроки, вынеся решения о возмещении (предоставлении вычетов) по уточненным декларациям в тот же день, когда состоялось решение по результатам выездной налоговой проверки, лишь присвоив этим решением последующие порядковые номера.
Налоговая инспекция располагала реальной возможностью для проверки вопроса о правомерности заявления к вычету суммы НДС и возмещения ее из бюджета, свои обязанности выполнила в день вынесения решения по результатам выездной налоговой проверки.
Налоговый кодекс не содержит запрета на подачу уточненных налоговых деклараций за соответствующий налоговый период в случае назначения, проведения или окончания выездной налоговой проверки данного периода. Отсутствует запрет на подачу уточненной налоговой декларации и после принятия решения по результатам указанной проверки. Соответственно, данному праву налогоплательщика на предоставление уточненной налоговой декларации должно корреспондировать и полномочие налогового органа на ее проверку.
При предоставлении уточненной налоговой декларации после окончания выездной налоговой проверки, но до принятия решения по ней, налоговый орган с учетом объема и характера уточняемых сведений вправе провести дополнительные мероприятия налогового контроля, руководствуясь пунктом 6 статьи 101 НК РФ, либо, вынося решение без учета данных уточненной налоговой декларации, назначить проведение повторной выездной проверки в части уточненных данных.
Инспекция, определив размер налоговой обязанности общества по результатам первоначальной проверки с учетом скорректированных показателей уточненной декларации без осуществления их дополнительной проверки, была вправе в последующем назначить проведение повторной проверки уточненных сведений по основанию, предусмотренному абзацем шестым пункта 10 статьи 89 НК РФ.
Поскольку инспекцией на дату вынесения решения фактически были проверены данные уточненных деклараций, у налогоплательщика имелось права на налоговые вычеты по НДС, пеней, незаконности взыскания штрафов применительно к установленным им конкретным обстоятельствам подачи уточненных деклараций и принятия оспариваемого решения, наличия смягчающих вину обстоятельств и принятия закона, смягчающего ответственность, основан на правильном применении норм к установленным им обстоятельствам.
Апелляционная инстанция, определив размер налоговых обязательств налогоплательщика, также установила наличие смягчающих его вину обстоятельств и снизила размер подлежащих взысканию с него налоговых санкций по пункту 1 статьи 122 и статье 119 НК РФ.

Требование общества о признании недействительным решения налогового органа о привлечении к ответственности за налоговое правонарушение оставлено без рассмотрения в связи с несоблюдением налогоплательщиком досудебного порядка обжалования решения инспекции. (Дело №А01- 654/2011).
Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения инспекции о привлечении к ответственности за налоговое правонарушение по статье 129 НК РФ в виде штрафа, за неправомерное несообщение сведений налоговому органу.
Определением суда, оставленным без изменения постановлениями судом апелляционной и кассационной инстанций, заявление общества о признании незаконным решения налогового органа оставлено без рассмотрения.
Определение мотивировано тем, что общество не вправе было обращаться в суд, предварительно не обжаловав спорное решение в вышестоящий налоговый орган. Оставляя без рассмотрения заявление общества, суд руководствовался положениями пункта 5 статьи 101.2 НК РФ, согласно которой решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения может быть обжаловано в судебном порядке только после обжалования этого решения в вышестоящем налоговом органе, в связи с чем, заявленные обществом требования правомерно оставлены без рассмотрения ввиду несоблюдения им досудебного порядка обжалования решения инспекции.

Довод налогового органа об отдельных недостатках в оформлении товарно-транспортных накладных по операциям с поставщиками не является законным основанием для отказа предпринимателю в праве на вычет НДС, поскольку товарно-транспортная накладная не является документом, на основании которого предоставляется налоговый вычет. (Дело №А01-200/2011, №А01-152/2011).
Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решений налоговых органов.
Решением Арбитражного суда РА суд отказал в удовлетворении заявленного требования. Судебный акт мотивирован тем, что предприниматель документально не подтвердил правомерность отнесения на затраты суммы начисленной амортизации на автомобиль, процентов по кредитному договору на приобретение автомобиля и сумм расходов на приобретение дизельного топлива, поскольку представленные им документы содержат противоречивые и недостоверные сведения.
Постановлением апелляционной инстанции, оставленным без изменения постановлением кассационной инстанции, решение Арбитражного суда РА изменено и признано незаконным решение налоговых органов в части доначисления НДФЛ, ЕСН, НДС, соответствующих пеней и штрафов. В остальной части требований отказано.
Судебный акт мотивирован тем, что инспекцией не представлены доказательства того, что указанные ею недочеты в оформлении товарно-транспортных накладных повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение предпринимателем своих налоговых обязанностей, а также доказательства отсутствия реального перемещения товара. По требованию инспекции предприниматель представил путевые листы грузового автомобиля, которые в совокупности с товарно-транспортными накладными подтверждают факт перевозки топлива.
Заключая сделки с основными контрагентами, предприниматель проверил факт регистрации организаций, истребовал копии учредительных документов, свидетельства о государственной регистрации. Доводы инспекции о том, что предприниматель не проявил должную осмотрительность при выборе контрагентов, несостоятельны, поскольку не основаны на конкретных доказательствах.
Суд апелляционной инстанции при оценке заключения обществ, сделал вывод о том, что на покупателя не возлагается обязанность проверять факт выбора продавцом вида контрольно-кассовой техники с учетом особенности приобретаемого товара и обоснованно указал, что в данном случае оплата за товар доказана и налоговой инспекцией надлежащим образом не опровергнута.
Таким образом, расходы на закупку дизельного топлива связаны с деятельностью предпринимателя, подтверждены документально и экономически обоснованы. Товар оплачен индивидуальным предпринимателем и принят к учету, что подтверждается книгой покупок, книгой продаж, документами на передачу товара, его перемещение и последующую реализацию.

2. Споры, связанные с оспариванием решений и действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей.

Судебным приставом-исполнителем предпринимались установленные Законом об исполнительном производстве необходимые меры для исполнения исполнительного документа, обязывающего должника совершить предусмотренные судебным актом действия (дело №А01-1302/2011).
Предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением к межрайонному отделу службы судебных приставов о признании незаконными действий, выразившихся в длительном неисполнении исполнительного производства.
К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью (далее – ООО).
Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении заявленных требований отказано. Судебные акты мотивированы тем, что судебным приставом-исполнителем предпринимались необходимые меры для исполнения исполнительного документа.
По исполнительному листу арбитражного суда об обязании общества за свой счет устранить препятствия в пользовании предпринимателем имуществом, путем устранения недостатков торгового места в объеме, указанном в приложении к заключению эксперта(определена стоимость работ и материалов по устранению нарушений, допущенных при устройстве крыши павильона), судебным приставом возбуждено исполнительное производство. Указанным постановлением судебный пристав установил ООО 3-хдневный срок для добровольного исполнения. По его неисполнению взыскан исполнительский сбор.
Судебным приставом составлен акт совершения исполнительных действий, согласно которому должник не может исполнить решение суда в связи с отказом третьих лиц от установления сливных труб на принадлежащих им павильонах, что подтверждается отобранными судебным приставом-исполнителем объяснениями.
С целью исполнения требований исполнительного документа судебным приставом обществу направлялось требование о необходимости исполнения судебного акта.
Ввиду неисполнения должником указанного требования постановлением судебного пристава руководитель общества привлечен к административной ответственности по статье 17.15 КоАП РФ.
Общество, с участием прораба и независимого эксперта бюро «АУТАС» составило акт о том, что должником выполнены работы по исполнению решения суда. По мнению комиссии, работы выполнены согласно строительным нормам и правилам, недостатки устранены, течи нет.
По заявлению предпринимателя о протекании крыши во время сильного дождя судебным приставом составлен акт совершения исполнительных действий, в связи с чем ООО направлено очередное требование о необходимости исполнения судебного акта. Впоследствии, ООО судебным приставом неоднократно составлялись акты совершения исполнительных действий, связанных с проверкой исполнения судебного решения.
ООО сообщило об устранении недостатков крыши павильона, однако актом судебного пристава установлено неисполнение решения суда.
Впоследствии актом совершения исполнительных действий при проливе крыши водой течь не обнаружена, однако предприниматель названный акт не подписала, указав, что протекание крыши происходит при сильном дожде.
На основании пункта 1 части 1 статьи 47 Закона об исполнительном производстве вынесено постановление об окончании исполнительного производства.
Далее, в связи с обращением предпринимателя, старшим судебным приставом межрайонного отдела УФССП постановление об окончании исполнительного производства отменено и вновь возобновлено.
Для проверки качества выполненных ООО ремонтных работ, судебным приставом для участия в исполнительном производстве привлечен специалист бюро независимых экспертиз.
Часть 3 статьи 174 АПК РФ предусматривает возможность осуществления истцом действий за счет ответчика с последующим взысканием с него необходимых расходов в случае, если ответчик не исполняет решение суда.
Кроме того, указание в резолютивной части решения (исполнительном листе) на обязанность должника совершить определенные действия само по себе не означает личное участие в исполнении в смысле пункта 7 части 1 статьи 68 Закона об исполнительном производстве.
По мнению судов, судебным приставом-исполнителем предпринимались, установленные Законом об исполнительном производстве, необходимые меры для исполнения исполнительного документа, обязывающего должника совершить предусмотренные судебным актом действия.

После возбуждения исполнительного производства приставом не предпринимались действия по направлению соответствующих запросов в налоговый орган с целью установления сведений о наличии у должника открытых расчетных счетов и бухгалтерской отчетности (дело №А01-296/2011).
Кооператив обратился в арбитражный с исковым заявлением к Российской Федерации в лице Федеральной службы судебных приставов (далее - ФССП), Межрайонному отделу УФССП и судебным приставам-исполнителям о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя, допущенного по исполнительному производству, возбужденному на основании исполнительного листа от арбитражного суда о взыскании с Российской Федерации, в лице ФССП убытков.
Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, бездействие судебного пристава признано незаконным, с Российской Федерации в лице ФССП, за счет казны Российской Федерации в пользу кооператива взысканы убытки, в отношении остальной части заявленных требований производство по делу прекращено в связи с отказом кооператива от соответствующей части первоначально заявленных требований.
Судебные акты мотивированы следующим. После возбуждения исполнительного производства судебным приставом-исполнителем не предпринимались действия по направлению соответствующих запросов в налоговый орган с целью установления сведений о наличии у должника открытых расчетных счетов и бухгалтерской отчетности. Непринятие мер по установлению открытых счетов должника и аресту денежных средств привело к тому, что за определенный период по открытому должником после возбуждения исполнительного производства расчетному счету в банке получены и израсходованы на обеспечение текущей деятельности денежные средства. Судебному приставу на момент возбуждения исполнительного производства было известно о наличии у должника движимого и недвижимого имущества, стоимость которого, согласно отчету об оценке, превышала сумму долга, однако им не предприняты своевременные и надлежащие действия по обращению взыскания на него. В результате банкротства должника (ООО) и проведения конкурсного производства выявлено имущество, после реализации которого требования кооператива удовлетворены. На момент рассмотрения дела какое-либо имущество у должника отсутствовало, конкурсное производство завершено. В результате незаконного бездействия судебного пристава-исполнителя должник фактически утратил возможность удовлетворения оставшейся части своих требований по исполнительному документу.
Информация об открытых (закрытых) р/счетах должника, имеющаяся в материалах исполнительного производства, на которой основывался судебный пристав, была получена еще до вынесения постановления о возбуждении исполнительного производства.
Судебным приставом не предпринято действий по изучению имущественного положения должника, а также по истребованию необходимой информации об имущественном положении должника у соответствующих органов, по обнаружению, аресту и обращению взыскания на движимое имущество должника, которое имелось в наличии, что также могло позволить осуществить принудительное исполнение по исполнительному листу в полном объеме.
Названные обстоятельства подтверждают наличие причинно-следственной связи между противоправными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя и возникновением у кооператива убытков, составляющих невзысканную задолженность по исполнительному листу.
В силу статьи 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению за счет соответственно казны РФ, казны субъекта РФ.
Поскольку в результате незаконного бездействия судебного пристава-исполнителя имевшаяся возможность взыскания долга с должника утрачена, требование заявителя о взыскании убытков подлежит удовлетворению в полном объеме (пункт 11 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного суда РФ от 31.05.2011г. № 145, «Обзор практики рассмотрения судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, иными органами местного самоуправления, а также их должностными лицами»).
Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в пункте 2 постановления от 22.06.2006 № 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации» разъяснил, что при удовлетворении иска, предъявленного в соответствии со статьей 16 и 1069 ГК РФ, в резолютивной части решения суда указывается о взыскании денежных средств за счет казны соответствующего публично-правового образования.
Таким образом, должником в обязательстве по возмещению вреда, причиненного в результате незаконных действий судебного пристава-исполнителя, является Российская Федерация в лице Федеральной службы судебных приставов.

Дело передано на новое рассмотрение, поскольку на момент обращения предпринимателя в суд в сводном исполнительном производстве исполнительный документ суда общей юрисдикции отсутствовал (дело №А01-1903/2010).
Предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными бездействия судебного пристава-исполнителя Межрайонного отдела судебных приставов УФССП, выразившегося в неосуществлении оценки минизавода по производству бумажной массы, и действий по предложению предпринимателю принять минизавод в счет долга.
К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено ООО - должник по исполнительному производству.
Определением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, производство по делу прекращено в связи с неподведомственностью спора арбитражному суду.
Судебные акты мотивированы тем, что в сводном исполнительном производстве объединены исполнительные производства, возбужденные как на основании исполнительных листов арбитражного суда, так и суда общей юрисдикции, в связи чем заявление предпринимателя не подведомственно арбитражному суду.
Постановлением суда кассационной инстанции определение арбитражного суда и постановление суда апелляционной инстанции отменены и дело направлено на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.
Судебный акт мотивирован тем, что, прекращая производство по делу, суды исходили из того, что на момент обращения предпринимателя в арбитражный суд с заявлением об оспаривании бездействия судебного пристава-исполнителя в сводном исполнительном производстве находился исполнительный документ, выданный судом общей юрисдикции.
Однако суды не учли того, что на момент обращения в арбитражный суд с заявлением об оспаривании бездействия судебного пристава-исполнителя в сводном исполнительном производстве исполнительный документ суда общей юрисдикции отсутствовал.
С учетом правил статьи 27 АПК РФ спор по данному делу подлежал рассмотрению в арбитражном суде.
Поскольку кассационной инстанции не предоставлены права по установлению обстоятельств по делу, судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Суд кассационной инстанции указал, что при новом рассмотрении дела необходимо установить соответствие действий судебного пристава действующему законодательству и нарушения прав и законных интересов заявителя либо третьих лиц, не привлеченных к участию в деле. При необходимости суду надлежит рассмотреть вопрос о привлечении их к участию в деле.
При новом рассмотрении дела арбитражный суд определением прекратил производство по делу по пункту 2 части 1 статьи 150 АПК РФ.
Судебный акт мотивирован тем, что субъекты спора по настоящему делу и делу в суде общей юрисдикции, решение по которому вступило в законную силу, являются тождественными. Основание требований (обстоятельства, на которых заявитель основывает свое требование) осталось прежним: несоответствие оспариваемых действий судебного пристава-исполнителя Закону об исполнительном производстве.

В удовлетворении требования о взыскании убытков отказано из-за отсутствия совокупности всех условий, являющихся основаниями для возмещения их взыскателю (дело №А01-1622/2010).
Предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением к Межрайонному отделу УФССП, УФССП о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя отдела в рамках исполнительного производства, возбужденного по исполнительному листу арбитражного суда, и взыскании убытков, причиненных взыскателю незаконным бездействием.
К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено ООО.
Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением суда кассационной инстанции, требование о признании незаконным бездействия судебного пристава удовлетворено ввиду непринятия им всех необходимых мер к исполнению требований исполнительного листа. В удовлетворении требования о взыскании убытков отказано из-за отсутствия совокупности всех условий, являющихся основаниями для возмещения взыскателю убытков.
Постановлением апелляционной инстанции решение арбитражного суда изменено. В удовлетворении требований предпринимателю отказано.
Решение суда и постановление суда кассационной инстанции мотивированы тем, что двухмесячный срок, определенный в части 1 статьи 36 Федерального закона РФ от 02.10.2007г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее - Закон об исполнительном производстве), не является пресекательным, однако его несоблюдение должно быть обусловлено уважительными причинами. Несоблюдение указанного срока является прямым нарушением требований, установленных законодательством об исполнительном производстве, и подлежит оценке в совокупности с другими обстоятельствами, послужившими причиной для неисполнения требований исполнительного документа при рассмотрении судами споров о законности действий (бездействия) судебного пристава.
Требование судебного пристава об освобождении помещения должника в рамках исполнительного производства нарушает ранее установленный режим ареста, находящегося в этом помещении имущества, введенный другим приставом в рамках исполнительного производства.
Апелляционный суд не принял во внимание, что наложение ареста на линию по изготовлению бумажной массы осуществлено в рамках другого исполнительного производства, соответственно, имелась возможность организовать надлежащее исполнение двух исполнительных документов путем взаимодействия судебных приставов. Иное приводит к необоснованному ограничению прав и законных интересов одних взыскателей перед другими, что недопустимо (статья 13 Федерального закона от 21.07.1997г. № 118-ФЗ «О судебных приставах»).
Таким образом, наложение ареста по другому исполнительному производству без права изменения места хранения линии по изготовлению бумажной массы, находящейся в помещении, подлежащем освобождению в рамках настоящего исполнительного производства, не являлось в данном случае объективной причиной бездействия судебного пристава-исполнителя.
Заявив требование о возмещении ущерба, истец должен доказать размер ущерба, неправомерность действий (бездействия) ответчика, наличие причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением ущерба.
Предпринимателю на момент заключения договора аренды недвижимого имущества с третьим лицом было известно о наличии арестованной линии по изготовлению бумажной массы и невозможности ее перемещения из подлежащего освобождению помещения.
Суд первой инстанции правильно пришел к выводу об отсутствии совокупности всех условий, являющихся основаниями для возмещения упущенной выгоды.

В удовлетворении требований о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя по изъятию имущества и об обязании к возврату изъятого имущества отказано, поскольку решением арбитражного суда по другому делу спорное имущество было освобождено от ареста и исключено из описи, составленной судебным приставом-исполнителем, заявитель реализовал свое право на судебную защиту, а отмена обжалуемого судебного акта не будет способствовать восстановлению нарушенных прав(дело №А01-1520/2010).
Предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением к Межрайонному отделу УФССП и судебному приставу-исполнителю Межрайонного отдела УФССП о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя по изъятию движимого имущества и об обязании к возврату изъятого имущества.
Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении заявленных требований отказано.
Судебные акты мотивированы тем, что на момент принятия решения отсутствовали какие-либо доказательства принадлежности заявителю или его наследодателю на праве собственности описанного судебным приставом-исполнителем МО УФССП имущества, доказательств принятия этого имущества по наследству в соответствии с требованиями статьи 1153 ГК РФ, в том числе свидетельства о праве на наследство, полученного заявителем в порядке, предусмотренном статьей 1162 ГК РФ. Поскольку решением арбитражного суда первой инстанции имущество было освобождено от ареста и исключено из описи, составленной судебным приставом-исполнителем, заявитель реализовал свое право на судебную защиту, а отмена обжалуемого судебного акта не будет способствовать восстановлению нарушенных прав.
Заявитель усматривает незаконность действий судебного пристава-исполнителя в том, что арест наложен на имущество, которое перешло ему по наследству.
В соответствии с пунктом 1 статьи 119 Закона об исполнительном производстве в случае возникновения спора, связанного с принадлежностью имущества, на которое обращается взыскание, заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском об освобождении имущества от наложения ареста или исключении его из описи.
Поскольку на момент описи и ареста имущества по месту регистрации должника судебному приставу-исполнителю не были представлены документы, подтверждающие, что описанное и изъятое имущество не принадлежит должнику, а является собственностью другого лица, в частности, заявителя или его наследодателя, суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу об отсутствии противоправности в действиях исполнительного органа. Соответствие оспариваемых действий закону является обстоятельством, исключающим возможность удовлетворения требований, заявленных в порядке главы 24 АПК РФ.
Кроме того, право на судебную защиту интересов собственника реализовано заявителем путем подачи иска в арбитражный суд к предпринимателю об освобождении имущества от ареста и исключении его из описи.

В случае отмены судебного акта, на основании которого выдан исполнительный документ, судебный пристав-исполнитель прекращает исполнительное производство полностью, в том числе и по неисполненным полностью или частично постановлениям о взыскании с должника расходов по совершению исполнительных действий и исполнительского сбора. (дело №А01-274/2010).
Администрация муниципального образования обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным постановления судебного пристава Межрайонного отдела УФССП о взыскании исполнительского сбора по исполнительному производству.
К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено ООО.
Решением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, заявленные требования удовлетворены.
Судебные акты мотивированы тем, что судебный пристав не принял во внимание уважительные причины, по которым должник не исполнял его требования, и не обеспечил должнику возможность подтвердить, что нарушение установленного судебным приставом срока исполнения исполнительного документа вызвано объективными обстоятельствами.
Постановлением кассационной инстанции решение Арбитражного суда РА и постановление апелляционной инстанции отменено, в удовлетворении требований администрации муниципального образования отказал.
Судебный акт мотивирован следующим.
Удовлетворяя заявленные требования, суды пришли к выводу, что оспариваемое постановление судебного пристава вынесено без исследования уважительности причин неисполнения должником судебного акта, указав, что соответствующие уважительные причины у администрации имелись, судебный пристав был поставлен о них в известность, поскольку администрация уведомила о направлении в Арбитражный суд заявления о приостановлении исполнительного производства в связи с обжалованием в кассационную инстанцию решения арбитражного суда, на основании которого выдан исполнительный лист.
Между тем суды не учли следующего.
По смыслу статей 36, 39, 40 Закона об исполнительном производстве обращение должника в суд с заявлением о приостановлении исполнительного производства не освобождает его от обязанности совершить действия, указанные в исполнительном документе, в том числе и в период рассмотрения этого заявления судом. Реализация права должника на приостановление исполнительного производства возможна только после вынесения судом соответствующего определения.
Поскольку на дату вынесения судебным приставом исполнительного производства оснований для приостановления данного производства не было, оспариваемое постановление о взыскании исполнительского сбора не противоречит требованиям части 2 статьи 112 Закона об исполнительном производстве. Постановление принято по окончании срока, установленного для добровольного исполнения исполнительного документа, и при отсутствии оснований, свидетельствующих о перерыве в совершении исполнительных действий.
Наличие заявления администрации об отложении исполнительных действий, а также непринятие судебным приставом какого-либо решения по результатам рассмотрения данного заявления не может служить основанием для вывода о незаконности оспариваемого постановления, поскольку указанное заявление подано судебному приставу после вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора.
Факт отмены судебных актов, на основании которых выдан исполнительный лист и возбуждено исполнительное производство, также не влечет недействительность оспариваемого постановления, поскольку в таком случае права администрации восстанавливаются во внесудебном порядке.
Согласно части 10 статьи 112 Закона об исполнительном производстве в случае отмены судебного акта, акта другого органа или должностного лица, на основании которых был выдан исполнительный лист, исполнительский сбор возвращается должнику в полном объеме.
В том случае, когда постановление о взыскании исполнительского сбора вынесено, но не исполнено, законодательство об исполнительном производстве содержит нормы, не позволяющие осуществлять необоснованное взыскание исполнительского сбора, поскольку в силу пункта 4 части 2 статьи 43 Закона об исполнительном производстве при отмене судебного акта, на основании которого выдан исполнительный документ, исполнительное производство подлежит прекращению.
В постановлении о прекращении исполнительного производства судебный пристав-исполнитель отменяет все назначенные им меры принудительного исполнения, в том числе арест имущества, а также установленные для должника ограничения.
Таким образом, в случае отмены судебного акта, на основании которого выдан исполнительный документ (пункт 4 части 2 статьи 43 Закона об исполнительном производстве), судебный пристав-исполнитель прекращает исполнительное производство полностью, в том числе и по не исполненным полностью или частично постановлениям о взыскании с должника расходов по совершению исполнительных действий и исполнительского сбора.

Постановление судебного пристава-исполнителя о намерении произвести арест имущества должника фактически не может быть квалифицировано само по себе как постановление о наложении ареста на имущество должника в том смысле, которое придается этому понятию статьей 80 Федеральному закону РФ от 02.10.07 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве».
Открытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с заявлением к судебному приставу и предпринимателю о признании незаконными и отмене принятых приставом постановления о возбуждении исполнительного производства и постановления о производстве ареста имущества должника, вынесенного в рамках исполнительного производства.
Решением суда требования удовлетворены частично. Суд признал не соответствующим Федеральному закону от 02.10.07г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» и отменил постановление о производстве ареста имущества должника и отказал в признании незаконным и отмене постановления пристава о возбуждении исполнительного производства.
В части удовлетворения заявленных требований решение мотивировано тем, что постановления судебного пристава-исполнителя должны соответствовать понятию правовой определенности (дефиниции), таким образом, постановление судебного пристава-исполнителя должно формулировать предмет, объект, цель и другое. Отказ в удовлетворении заявления в части признания незаконным и отмене постановления о возбуждении исполнительного производства мотивирован тем, что при вынесении этого постановления пристав действовал в рамках полномочий, предоставленных ему Законом об исполнительном производстве.
Постановлением суда апелляционной инстанции решение арбитражного суда в обжалованной части (в части признания не соответствующим закону об исполнительном производстве и отмены постановления о производстве ареста имущество должника и отказа должнику в удовлетворении данного требования) отменил, отказал обществу в удовлетворении заявления о признании недействительным принятого приставом в рамках исполнительного производства постановления о наложении ареста на имущество должника.
Судебный акт мотивирован следующим.
Частью 4 статьи 80 закона об исполнительном производстве установлено, что арест имущества должника включает запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости - ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества. Вид, объем и срок ограничения права пользования имуществом определяются судебным приставом-исполнителем в каждом случае с учетом свойств имущества, его значимости для собственника или владельца, характера использования и других факторов.
Постановление пристава о наложении ареста на имущество должника фактически не может быть квалифицировано само по себе как постановление о наложении ареста на имущество должника в том смысле, которое придается этому понятию статьей 80 Закона об исполнительном производстве, поскольку приставом в резолютивной части постановления указано на то, что он постановляет: "произвести арест имущества должника".
По своим правовым последствиям для должника решения пристава "наложить арест на имущество" и "произвести арест имущества" имеют разные последствия. Решение: "наложить арест" означает, что арест налагается этим решением. Решение: "произвести арест" означает, что принявшее это решение лицо намерено после принятия решения провести мероприятия по наложению ареста. Соответственно, таким решением арест еще не накладывается, он только предполагается к наложению.
Подтверждением того, что оспариваемым постановлением пристав не наложил ареста на имущество должника, является так же то, что в этом постановлении пристав не объявил должнику, как это предусмотрено частью 4 ст. 80 Закона об исполнительном производстве, запрета на распоряжение имуществом, не указал вида, объема и срока ограничения права пользования должника принадлежащим ему имуществом, не объявил запрета регистрирующим органам на регистрацию перехода права собственности на имущество должника к иным лицам. После принятия данного постановления пристав также не составил предусмотренного частью 5 этой же статьи акта ареста (описи) имущества должника.
Исходя из этого, постановление пристава, которым пристав решил "произвести арест" имущества должника, не может быть признано принятым с нарушением требований статьи 80 Закона об исполнительном производстве. Само по себе несоставление приставом акта ареста (описи) имущества должника на основании постановления, которым пристав решил произвести арест имущества должника, не делает это постановление пристава незаконным.

На момент вынесения судебным приставом-исполнителем постановления о взыскании исполнительского сбора требования исполнительного листа арбитражного суда не были исполнены должником в срок, установленный судебным приставом-исполнителем. Доказательства наличия чрезвычайных объективно непредотвратимых обстоятельств или непреодолимых препятствий, не позволяющих должнику добровольно исполнить требование исполнительного документа в установленный срок, в материалах дела отсутствуют (дело №А01-322/2011).
Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом обратилось в Арбитражный суд РА с заявлением к Межрайонному отделу судебных приставов-исполнителей УФССП (далее - МО ССП УФССП) о признании незаконным и отмене постановления судебного пристава-исполнителя МО ССП УФССП о взыскании исполнительского сбора, признании незаконными действий, выразившихся в повторном требовании исполнения исполнительного документа, приостановлении исполнительного производства, возбужденного на основании исполнительного листа арбитражного суда до снятия ареста с имущества; предоставлении отсрочки исполнения решения суда до принятия решения по уголовному делу.
К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены: должник - ОАО и прокуратура.
Определением суда, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении заявленных требований отказано.
Судебные акты мотивированы отсутствием доказательств наличия уважительных причин добровольного неисполнения судебного решения, поскольку арест, наложенный на спорные земельные участки, не является препятствием для подготовки и направления конезаводу проектов договоров купли-продажи. Управление, заявляя об отсрочке исполнения судебного акта, не представило доказательства затруднительности его исполнения и наличия реальной возможности исполнить судебный акт в более поздний срок. Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации исполнение решения Арбитражного суда Республики Адыгея, на основании которого выдан исполнительный лист по делу, приостановлено.
Поскольку общество не исполнило требования исполнительного документа добровольно в установленный срок, судебным приставом-исполнителем вынесено постановление о взыскании исполнительского сбора и направлено повторное требование о необходимости добровольного исполнения судебного акта. Доказательства наличия чрезвычайных объективно непредотвратимых обстоятельств или непреодолимых препятствий, не позволяющих должнику добровольно исполнить требование исполнительного документа в установленный срок, в материалах дела отсутствуют.
Положения статьи 112 Закона об исполнительном производстве подлежат применению с учетом разъяснений Конституционного суда РФ относительно конституционно-правового смысла и сущности взыскиваемого в рамках исполнительного производства исполнительского сбора как санкции, меры публично-правовой ответственности должника за неисполнение им требований исполнительного документа в установленный срок для добровольного исполнения, которые изложены в Постановлении Конституционного Суда РФ от 30.07.2001г № 13-П.
Арест, наложенный на спорные объекты недвижимости, не служит препятствием для исполнения управлением решения суда о подготовке и направлении должнику проектов договоров купли-продажи спорных участков ввиду следующего.
Как разъяснено в пункте 60 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ от 29.04.2010г. № 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при решении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" пунктом 1 статьи 551 ГК РФ предусмотрено, что переход к покупателю права собственности на недвижимое имущество по договору продажи недвижимости подлежит государственной регистрации. В то же время покупатель не вправе распоряжаться полученным им во владение имуществом, поскольку право собственности на это имущество до момента государственной регистрации сохраняется за продавцом.
Таким образом, подготовка заявителем проектов договоров купли-продажи спорных земельных участков и направление их заявителю не свидетельствует о распоряжении указанным имуществом в нарушение запрета в виде ареста, поскольку право собственности на земельные участки до момента государственной регистрации договоров сохраняется за продавцом.
Судебный пристав-исполнитель пришел к обоснованному выводу об отсутствии у заявителя уважительных причин неисполнения в установленный срок требований исполнительного документа.
Учитывая, что требований об отсрочке (рассрочке) взыскания исполнительского сбора или об уменьшении его размера управлением не заявлено, суд правомерно отказал в удовлетворении заявления управлению. Определением ВАС РФ приостановлено исполнение решения суда первой инстанции по делу, на основании которого выдан исполнительный лист. В связи с обжалованием указанного решения в ВАС РФ, арбитражным судом приостановлено исполнительное производство, возбужденное на основании исполнительного листа.
При этом общество не лишено права обратиться в судебном порядке с заявлением о снижении размера подлежащего уплате исполнительского сбора в порядке, предусмотренном пунктом 6 статьи 112 Закона об исполнительном производстве, в рамках дела, по которому выдан исполнительный лист.

3. Споры об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц за 2010, 2011 года.

Результаты проверки, проведенной органом государственного контроля (надзора) с грубым нарушением установленных Федеральным законом от 26.12.2008 г. № 294 ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» требований к организации и проведению проверок, не могут являться доказательствами нарушения обязательных требований (дело №А01-335/2010).
Закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными предписаний Управления Федеральной службы по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций об устранении выявленного нарушения.
Решением суда, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, заявленные требования удовлетворены. Судебный акт мотивирован тем, что проверка, по итогам которой вынесены оспариваемые предписания, проведена с грубым нарушением требований Федерального закона от 26.12.2008 г. № 294 ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (далее - Закон № 294-ФЗ).
Законность и обоснованность судебного акта в кассационной инстанции не проверялась.
Утвержденный руководителем органа государственного контроля (надзора) или органа муниципального контроля ежегодный план проведения плановых проверок доводится до сведения заинтересованных лиц посредством его размещения на официальном сайте органа государственного контроля (надзора) или органа муниципального контроля в сети «Интернет» либо иным доступным способом (пункт 5 статьи 9 Закона № 294-ФЗ).
Проверка в отношении заявителя была проведена позже срока, установленного в соответствии с утвержденным ежегодным планом проведения проверок.
Частью 12 статьи 9 закона № 294-ФЗ установлено, что о проведении плановой проверки юридическое лицо, индивидуальный предприниматель уведомляются органом государственного контроля (надзора), органом муниципального контроля не позднее чем в течение трех рабочих дней до начала ее проведения посредством направления копии распоряжения или приказа руководителя, заместителя руководителя органа государственного контроля (надзора), органа муниципального контроля о начале проведения плановой проверки заказным почтовым отправлением с уведомлением о вручении или иным доступным способом.
Статьей 20 Закона № 294-ФЗ предусмотрено, что результаты проверки, проведенной органом государственного контроля (надзора), органом муниципального контроля с грубым нарушением установленных данным законом требований к организации и проведению проверок, не могут являться доказательствами нарушения юридическим лицом, индивидуальным предпринимателем обязательных требований и требований, установленных муниципальными правовыми актами, и подлежат отмене вышестоящим органом государственного контроля (надзора) или судом на основании заявления юридического лица, индивидуального предпринимателя.
При этом согласно пункту 1 части 2 статьи 20 Закона № 294-ФЗ нарушение требований, предусмотренных, в том числе, частью 12 статьи 9 данного закона относится к грубым нарушениям.

При изменении одного вида разрешенного использования земельного участка на другой вид необходимо соблюдать требования статьи 4 Федерального закона от 29.12.2004 № 191-ФЗ «О введении в действие Градостроительного кодекса РФ», согласно которой новый вид использования должен быть также разрешенным (Дело №А01-755/2010).
Прокурор обратился в арбитражный суд с заявлением к администрации о признании недействительным постановления главы администрации «О результатах публичных слушаний по вопросу изменения вида разрешенного использования земельного участка».
Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлениями судом апелляционной и кассационной инстанций, заявленные требования удовлетворены. Судебный акт мотивирован нарушением администрацией норм земельного и градостроительного законодательства. Вид использования – «производственные цели» не может быть признан разрешенным для земельного участка категории земель – «земли сельскохозяйственного назначения». Администрация предприняла действие, направленное на изменение категории земельного участка, что не относится к ее компетенции. Смежным землепользователям сообщение о проведении публичных слушаний не направлено, чем нарушен порядок проведения публичных слушаний.
Согласно кадастровому паспорту земельного участка, в отношении которого принято указанное постановление, земельный участок отнесен к категории земель – «земли сельскохозяйственного назначения», разрешенное использование – «в целях садоводства».
В силу статьи 28 Федерального закона от 06.10.2003г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» вопросы изменения одного вида разрешенного использования земельных участков и объектов капитального строительства на другой вид такого использования при отсутствии утвержденных правил землепользования и застройки выносятся на публичные слушания.
В соответствии с пунктом 3 статьи 4 Федерального закона от 29.12.2004 № 191-ФЗ «О введении в действие Градостроительного кодекса Российской Федерации» решение об изменении одного вида разрешенного использования земельных участков на другой вид принимается главой местной администрации, с учетом результатов публичных слушаний.
Согласно пункту 6 статьи 37 Градостроительного кодекса РФ предоставление разрешения на условно разрешенный вид использования земельного участка осуществляется в порядке, предусмотренном статьей 39 Градостроительного кодекса Российской Федерации. Пункты 3, 4 статьи 39 Градостроительного кодекса РФ устанавливают, что в целях соблюдения права человека на благоприятные условия жизнедеятельности, прав и законных интересов правообладателей земельных участков и объектов капитального строительства публичные слушания по вопросу предоставления разрешения на условно разрешенный вид использования проводятся с участием граждан, проживающих в пределах территориальной зоны, в границах которой расположен земельный участок или объект капитального строительства, применительно к которым запрашивается разрешение. В случае, если условно разрешенный вид использования земельного участка или объекта капитального строительства может оказать негативное воздействие на окружающую среду, публичные слушания проводятся с участием правообладателей земельных участков и объектов капитального строительства, подверженных риску такого негативного воздействия.
Следовательно, действия администрации направлены на изменение вида разрешенного использования земельного участка сельскохозяйственного назначения с – «для ведения садоводства» на – «производственные цели». Однако вид использования – «производственные цели» не может быть признан разрешенным для земельного участка категории земель – «земли сельскохозяйственного назначения».
Таким образом, администрация предприняла действие, направленное на изменение категории земельного участка, что по существу статьи 8 Земельного кодекса Российской Федерации к ее компетенции не относится.

Расходы по государственному социальному страхованию, произведенные с нарушением установленных правил или не подтвержденные документами, к зачету не принимаются и не подлежат возмещению в установленном порядке (Дело №А01-2059/2010, А01-925/2011).
Предприниматель глава крестьянского фермерского хозяйства обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации об отказе в выделении средств на осуществление расходов страхователя на выплату страхового обеспечения и обязании заинтересованного лица устранить допущенные нарушения прав и законных интересов путем перечисления заявителю начисленных средств на выплату пособия по беременности и родам.
Решением суда, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, в удовлетворении заявленных требований отказано.
Судебные акт мотивирован тем, что предпринимателем искусственно завышен размер пособия - заработная плата работника, получаемая по совместительству, существенно превышает размер заработной платы, получаемой иными работниками предпринимателя, при этом доказательств обоснованности назначения работнику столь высокой заработной платы в дело не представлено.
Законность и обоснованность судебного акта в кассационной инстанции не проверялась.
Согласно статье 9 Федерального закона от 16.07.99г. № 165-ФЗ «Об основах обязательного социального страхования» отношения по обязательному социальному страхованию у страхователя (работодателя) возникают с момента заключения с работником (застрахованным лицом) трудового договора.
Основанием для назначения и выплаты страхового возмещения является наступление документально подтвержденного страхового случая.
В соответствии с подпунктом 3 пункта 1 статьи 11 Закона от 16.07.99г. № 165-ФЗ «Об основах обязательного социального страхования» и пунктом 18 Постановления Правительства Российской Федерации от 12.02.94г. № 101 «О Фонде социального страхования Российской Федерации» расходы по государственному социальному страхованию, произведенные с нарушением установленных правил или не подтвержденные документами (в том числе не возмещенные страхователем суммы пособий по временной нетрудоспособности, вследствие трудового увечья или профессионального заболевания, а также суммы пособий по временной нетрудоспособности, по беременности и родам, выплаченные на основании неправильно оформленных или выданных с нарушением установленного порядка листков нетрудоспособности), к зачету не принимаются и не подлежат возмещению в установленном порядке.
Поскольку работник принят предпринимателем на должность, которая ранее в штатном расписании отсутствовала, а после ухода работника в декретный отпуск данная должность осталась вакантной, заработная плата, назначенная указанному работнику, значительно превышает заработную плату остальных работников, отсутствие у работника необходимого для исполнения должностных обязанностей опыта и квалификации, отказ фонда в возмещении предпринимателю сумм выплаченных им работнику пособий соответствует приведенным выше нормам законодательства РФ о социальном обеспечении, а также статьи 10 Гражданского кодекса РФ, запрещающей действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

Поскольку предприниматель в силу закона является правообладателем спорного земельного участка на праве возмездного срочного пользования, раздел земельного участка, на котором расположено арендуемое предпринимателем здание, должен осуществляться по его согласованию (Дело №А01-1200/2010).
Предприниматель обратилась в арбитражный суд с заявлением к кадастровой палате о признании недействительным решения об аннулировании сведений о земельном участке из земель поселений, предназначенном для производственных целей, и обязании восстановить в данных кадастрового учета сведения об указанном земельном участке.
Решением суда, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, заявление предпринимателя удовлетворено. Судебный акт мотивирован тем, что предприниматель имеет право пользования спорным земельным участком. В связи с наличием спора о праве на земельный участок у кадастровой палаты отсутствовали основания для снятия земельного участка с кадастрового учета. Снятие земельного участка с кадастрового учета нарушает право предпринимателя на его использование в ранее установленных границах.
Судебные акты мотивированы тем, что предприниматель как арендатор объекта недвижимости (здания магазина), является законным владельцем спорного земельного участка, который занят этим объектом и необходим для его использования в соответствии с назначением.
Согласно статье 652 ГК РФ по договору аренды здания или сооружения арендатору одновременно с передачей прав владения и пользования такой недвижимостью передаются права на земельный участок, который занят такой недвижимостью и необходим для ее использования. Если договором не определено передаваемое арендатору право на соответствующий земельный участок, к нему переходит на срок аренды здания или сооружения право пользования земельным участком, который занят зданием или сооружением и необходим для его использования в соответствии с его назначением.
Отсутствие в таком договоре условий об аренде земельного участка не может служить основанием для признания его недействительным, арендатор может пользоваться земельным участком, занятым арендуемым зданием или сооружением, без соответствующего договора в силу закона в течение срока аренды недвижимости (пункт 22 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 № 11 «О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства»).
Согласно части 4 статьи 24 Закона о кадастре внесенные в государственный кадастр недвижимости сведения при постановке на учет образованного объекта недвижимости или образованных объектов недвижимости носят временный характер. Такие сведения утрачивают временный характер со дня государственной регистрации права на образованный объект недвижимости. Если по истечении одного года со дня постановки на учет этого объекта недвижимости или, если этим объектом недвижимости является земельный участок, двух лет со дня постановки его на учет, не осуществлена государственная регистрация права на него, такие сведения аннулируются и исключаются из государственного кадастра недвижимости.
Применение данной нормы разъяснено в письме Росреестра от 26.02.2010 № 14-1343-ВК «Об аннулировании сведений о земельных участках», согласно которому подразделение, осуществляющее государственный кадастровый учет, принимает решение об аннулировании из государственного кадастра недвижимости сведений о земельных участках (в отношении земельных участков, права или ограничения (обременения) прав на которые не зарегистрированы и в отношении которых отсутствуют правопритязания и заявленные в судебном порядке права требования.
Аннулирование сведений влечет прекращение существования спорного земельного участка как объекта земельных отношений (статья 16 Закона о кадастре) и влияет на правильное рассмотрение спора об устранении препятствий в пользовании земельным участком ввиду отсутствия подтверждения местоположения границ, площади земельного участка.
Согласно положениям пунктов 4, 5, 6 статьи 11.9 ЗК РФ не допускается образование земельных участков, если их образование приводит к невозможности разрешенного использования расположенных на таких земельных участках объектов недвижимости. Не допускается раздел, перераспределение или выдел земельных участков, если сохраняемые в отношении образуемых земельных участков обременения (ограничения) не позволяют использовать указанные земельные участки в соответствии с разрешенным использованием.

Субъект естественной монополии подлежит особому регулированию только в сфере деятельности, являющейся производством (реализацией) товаров в условиях естественной монополии, а финансовые услуги, не связанные с естественно-монопольной деятельностью субъекта, не подпадают под регулирование статьи 18 Закона о защите конкуренции (Дело №А01-1223/2010).
Открытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решения и предписания Управления Федеральной антимонопольной службы.
Решением суда, оставленным без изменения постановлением суда кассационной инстанции, в удовлетворении заявленного требования отказано. Судебные акты мотивированы тем, что, заключив без проведения конкурса договор страхования, общество, являясь субъектом естественной монополии, нарушило требования Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон о защите конкуренции).
Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ судебные акты первой и кассационной инстанции отменены. Заявление общества удовлетворено. Признаны недействительными решение и предписание Управления Федеральной антимонопольной службы.
Решением антимонопольного органа действия общества по заключению договоров страхования ответственности без осуществления отбора финансовой организации признаны нарушением пункта 11 части 1 статьи 18 Закона о защите конкуренции, согласно которому субъекты естественных монополий осуществляют отбор финансовых организаций путем проведения открытого конкурса или открытого аукциона в соответствии с положениями федерального закона о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд для оказания ряда финансовых услуг, в частности услуги страхования ответственности.
Предписанием антимонопольный орган обязал общество прекратить нарушение, а именно: в установленный срок осуществить отбор финансовой организации для предоставления услуги по страхованию ответственности путем проведения открытого конкурса или открытого аукциона.
Письмо Федеральной антимонопольной службы от 25.02.2009 № ИА/4665 предписывает территориальным органам названной службы до внесения изменений в законодательство возбуждать дела по фактам нарушения субъектами естественных монополий требований статьи 18 Закона о защите конкуренции лишь в случае, когда оказание соответствующих финансовых услуг связано с перечисленными в пункте 1 статьи 4 Федерального закона от 17.08.1995 № 147-ФЗ «О естественных монополиях» (далее – Закон о естественных монополиях) регулируемыми сферами деятельности естественных монополий, в том числе услугами по передаче электрической энергии.
Приказом Федеральной службы по тарифам от 11.04.2008 № 117-э общество включено в реестр субъектов естественных монополий в сфере услуг по передаче электрической энергии.
Статьей 3 Закона о естественных монополиях субъект естественной монополии определен как хозяйствующий субъект, занятый производством (реализацией) товаров в условиях естественной монополии.
При этом согласно статье 2 Закона о естественных монополиях регулирование деятельности субъектов естественных монополий не может применяться в сферах деятельности, не относящихся к естественным монополиям, за исключением случаев, установленных федеральными законами.
Следовательно, субъект естественной монополии подлежит особому регулированию только в сфере деятельности, являющейся производством (реализацией) товаров в условиях естественной монополии, а финансовые услуги, не связанные с естественно-монопольной деятельностью субъекта, не подпадают под регулирование статьи 18 Закона о защите конкуренции.

Избранный предпринимателем способ защиты - как оспаривание отказа ФГУП «Ростехинвентаризация» в исключении спорного объекта из технического паспорта, принадлежащего обществу, является неверным, поскольку не может привести к восстановлению нарушенного права (Дело №А01-1509/2010).
Предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением к ФГУП «Ростехинвентаризация», ООО с требованиями признать незаконными действия предприятия техинвентаризации и обязать его внести исправления в технический паспорт магазина-столовой, принадлежащего обществу, поскольку спорный объект находится на границе его земельного участка и не отражен в кадастровом паспорте и ситуационном плане участка.
Определением суда к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена администрация.
Решением суда требования предпринимателя удовлетворены. Суд обязал предприятие техинвентаризации исключить спорный объект из технического паспорта магазина-столовой, принадлежащего обществу. В удовлетворении требований общества о признании права на спорный объект отказано. Судебный акт мотивирован тем, что спорный объект не является капитальным строением, право на него не зарегистрировано обществом в установленном порядке, объект расположен на арендуемом предпринимателем участке и подлежит сносу.
Постановлением суда апелляционной инстанции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, решение суда отменено в части удовлетворения требований предпринимателя.
Судебные акты мотивированы следующим.
Между предпринимателем и администрацией заключен договор аренды земельного участка до 2017 года. Договор зарегистрирован в отделе Управления Росреестра.
Обществу на праве собственности принадлежит здание магазина-столовой. В техническом паспорте на магазин-столовую, изготовленном предприятием техинвентаризации, отражено наличие спорного объекта площадью по внешнему обмеру.
Согласно справке предприятия техинвентаризации общая площадь здания магазина-столовой изменилась за счет исключения площади спорного объекта, перепланировки комнат № 22 и 11, а также включения помещений пристройки (литера А).
Предприниматель обратился к предприятию техинвентаризации с заявлением об исключении спорного объекта из технического паспорта магазина-столовой, принадлежащего обществу, поскольку спорный объект не является капитальным и правоустанавливающие документы на него у общества отсутствуют. Письмом предприятие техинвентаризации отказало предпринимателю в удовлетворении его заявления.
При наличии спора о праве на спорный объект либо земельный участок в судебном порядке могут быть оспорены перечисленные в статье 8 ГК РФ акты и сделки, в соответствии с которыми возникают гражданские права и обязанности.
В соответствии с правовым подходом, изложенным в пункте 56 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», зарегистрированное право на недвижимое имущество не подлежит оспариванию путем заявления требований, подлежащих рассмотрению по правилам главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, не может разрешаться спор о праве на недвижимое имущество.
Площадь магазина-столовой, отраженная в сведениях Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, включает в себя площадь склада-навеса (литера Г2). Право зарегистрировано в целом на здание без указания литеры. Следовательно, право общества на склад-навес (литера Г2) зарегистрировано в реестре и оспаривание указанного права должно осуществляться с применением надлежащего способа защиты.
Критерием избрания надлежащего способа защиты нарушенного права является восстановление такого права в результате удовлетворения требований заявителя (статья 4 АПК РФ). Однако в рассматриваемом споре предприниматель не обосновал, какие принадлежащие ему права либо законные интересы нарушены оспариваемым отказом, каким образом будут восстановлены указанные права в результате удовлетворения заявленных требований, в связи с чем, им избран неверный способ защиты, который не может привести к восстановлению нарушенного права, в удовлетворении заявленных требований отказано правомерно.

Распоряжение главы администрации г.Майкопа не может рассматриваться как ненормативный акт, завершающий процедуру предоставления земельного участка (Дело №А01-1376/2011).
Открытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с требованием о признании незаконным решения Комитета по имущественным отношениям (далее – комитет) об отказе обществу в предоставлении в аренду земельного участка для целей строительства, обязании заинтересованного лица предоставить заявителю в аренду указанный земельный участок. Заявление мотивировано указанием на незаконность отказа комитета в оформлении договора аренды земельного участка, подлежащего обязательному предоставлению обществу в соответствии с земельным законодательством.
Решением суда, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении заявления отказано.
Судебные акты мотивированы тем, что срок действия распоряжения главы администрации «О предварительном согласовании ОАО земельного участка площадью 572 кв.м для проектирования оздоровительного комплекса в г.Майкопе» (далее – распоряжение о предварительном согласовании) на момент подачи заявления истек, в связи с чем не обладает юридической силой. Общество без уважительных причин не выполнило предписаний распоряжения «О предоставлении земельного участка площадью 625 кв.м для строительства оздоровительного комплекса в г. Майкопа ОАО» (далее – распоряжение о предоставлении земельного участка). На момент принятия распоряжения о предоставлении земельного участка кадастровый учет участка, площадью 625 кв.м, осуществлен не был; предварительно обществу согласован участок, площадью 572 кв. м. Общество требует предоставления земельного участка, площадью 878 кв. м, в отношении которого решения о его предварительном согласовании не принималось.
Правовые акты, предоставлявшие истцу право заключения договора аренды земельного участка для целей строительства, приняты в 2000 – 2001 годах, имели ограниченный срок действия (предварительное согласование места размещения объекта действовало в течение трех лет, а распоряжение о предоставлении земельного участка предполагало заключение договора аренды в шестимесячный срок), поэтому на день подачи иска в 2011 году срок исковой давности по заявленному требованию истек, что служит самостоятельным основанием для отказа в иске.
Таким образом, распоряжение о предоставлении земельного участка не может рассматриваться как ненормативный акт, завершающий процедуру предоставления земельного участка.

Правоустанавливающие документы, представленные обществом, возникшие в результате особого порядка приватизации имущества, являются основанием для государственной регистрации права собственности. (Дело №А01-1339/2011).
Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с заявлением к Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии (далее – управление Росреестра) о признании недействительным отказа Управления Росреестра в государственной регистрации права собственности ООО на объект недвижимого имущества (скважина).
Заявление мотивировано тем, что спорное имущество было внесено в уставный капитал ООО его учредителем ОАО по акту приема-передачи до создания учреждений юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Право собственности ОАО на спорный объект недвижимости возникло в порядке приватизации государственного газового концерна до вступления в силу Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», в связи с чем признается юридически действительным.
На государственную регистрацию были представлены все необходимые документы, подтверждающие право собственности общества на спорный объект недвижимости. Требования Управления Росреестра о внесении изменений в ЕГРП в части наименования юридического лица противоречат требованиям п.п.5, 67 Правил ведения ЕГРП, утвержденных постановлением Правительства РФ от 18.02.1998 №219. Отказ в государственной регистрации права нарушает права ООО как собственника объекта недвижимости.
Решением суда, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, заявленные требования удовлетворены, отказ Управления Росреестра признан незаконным. Решение суда мотивировано тем, что общество представило правоустанавливающие документы на спорный объект, необходимые и достаточные для осуществления государственной регистрации права собственности, возникшего в результате особого порядка приватизации государственного газового концерна и внесения имущества в уставный капитал дочернего общества ОАО до момента создания учреждения юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.
Управление Росреестра при проведении правовой экспертизы представленных обществом документов не учло то обстоятельство, что ОАО создано на основании специального Указа Президента РФ от 05.11.1992г. № 1333 «О преобразовании государственного газового концерна в Российское акционерное общество» и постановления Правительства РФ от 17.02.1993 № 138 «Об учреждении РАО на базе гос.газового концерна создано общество, уставный капитал которого сформирован из 100% капитала предприятий, наводящихся в федеральной собственности, в том числе за счет имущества предприятия Кубаньгазпром». Акт оценки стоимости сооружений, учтенных при расчете уставного капитала ОАО, утвержденный распоряжением Министерства имущества РФ, является документом, устанавливающим конкретный перечень имущества ОАО, право на которое возникло в результате приватизации до введения в действие Закона о государственной регистрации.
В государственной регистрации прав может быть отказано в случае, если не представлены документы, необходимые в соответствии с настоящим Федеральным законом для государственной регистрации прав, когда обязанность по представлению таких документов возложена на заявителя (абзац 9 пункта 1 статьи 20 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»).
В качестве одного из оснований отказа регистрационная служба указала на отсутствие правоустанавливающих документов, подтверждающих право заявителя на объект.
Поскольку право собственности ОАО «Газпром» на спорный объект недвижимости возникло до введения в действие Федерального закона «О государственной регистрации права на недвижимое имущество и сделок с ним», указанное лицо было вправе распорядиться указанным имуществом по своему усмотрению (ст.209 ГК РФ). Следовательно, государственная регистрация права собственности ОАО «Газпром» не требовалась, поскольку должна быть произведена одновременно с государственной регистрацией перехода права собственности на спорный объект.
На государственную регистрацию были представлены достаточные доказательства, подтверждающие правопреемство.
 

Несоблюдение обществом установленного порядка предоставления заинтересованному лицу необходимых документов является достаточным основанием для вынесения решения об отказе в предоставлении в аренду лесного земельного участка. (Дело №А01-43/2011).
Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным отказа Управления лесами в предоставлении в аренду лесного участка, обязании заинтересованного лица передать обществу без проведения аукциона в аренду сроком на 49 лет участок леса в участковом лесничестве, непосредственно примыкающий со вторым земельным участком, находящимся в долгосрочной аренде у общества, для эксплуатации водопровода, принадлежащего на праве собственности.
Решением суда, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении заявленных требований отказано. Судебные акты мотивированы тем, что обжалуемый отказ, выраженный в письме, не нарушает права и законные интересы заявителя, не лишенного возможности устранить недостатки порядка обращения с заявлением.
В письме (отказе) Управление лесами указало на несоблюдение обществом подпунктов «а» и «г» пункта 25 раздела III приказа Минсельхоза РФ от 12.02.2010г. № 48 «Об утверждении Порядка подготовки и заключения договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, и формы примерного договора аренды лесного участка» (далее - Порядок № 48), а также на те обстоятельства, что каптаж для сбора воды и водовод из пластмассовых труб, выявленный управлением, отвечает признакам самовольной постройки.
В соответствии с разделом III Порядка № 48 подготовки и заключения договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, в случае заключения договора аренды без проведения аукциона в соответствии с частью 3 статьи 74 Лесного кодекса РФ заинтересованное в получении права аренды лицо подает заявление в органы государственной власти или органы местного самоуправления, указанные в пункте 5 настоящего Порядка.
Таким образом, при обращении с заявлением о передаче участка в аренду для целей эксплуатации существующего объекта недвижимости заявитель должен предоставить документы, подтверждающие принадлежность ему на праве собственности (либо ином охраняемом законом праве) конкретного объекта, имеющего адресные ориентиры и схему размещения. Для предоставления земельного участка в целях строительства нового объекта (с предварительным согласованием места его размещения) взамен разрушенного (реконструкция) предоставляются те же документы, а также доказательства разрушения ранее существовавшего собственного объекта, объема его восстановления (капитального ремонта либо необходимости создания нового объекта) и площади застройки земельного участка после реконструкции объекта.

В удовлетворении заявления может быть отказано в связи с тем, что общество утратило право на выкуп ранее разделенного земельного участка, так как на кадастровом учете участок не состоит и какие – либо сделки с ним невозможны. (Дело №А01-300/2011).
Открытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с заявлением к комитету по имущественным отношениям о признании незаконным бездействия комитета, выразившегося в непринятии решения о предоставлении обществу в собственность за плату земельного участка, обязании комитета передать обществу в собственность спорный земельный участок.
Определениями суда к участию в деле привлечены третьи лица.
Решением суда, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении заявленных требований отказано.
Судебные акты мотивированы тем, что испрашиваемый обществом земельный участок прекратил существование в результате раздела, на кадастровом учете не состоит и какие-либо сделки с ним невозможны.
Обществу (арендатор) в пользование сроком на 25 лет передан земельный участок № 1, площадью 24 287 кв. м.
Из сведений государственного кадастра недвижимости земельный участок № 2 равнозначен участку № 1. Участок № 2, площадью 24 287 кв. м, разделен на два участка: площадью 22 003 кв. м и 2 284 кв. м. После раздела земельного участка № 2 за обществом закреплен вновь сформированный участок площадью, 22 003 кв. м.
Разделение ранее существовавшего земельного участка на несколько новых с определением их площади, границ и присвоением новых кадастровых номеров свидетельствует о возникновении новых объектов недвижимости.
В силу прямого указания части 3 статьи 14 Закона о земельном кадастре, моментом возникновения или моментом прекращения существования земельного участка как объекта государственного кадастрового учета в соответствующих границах является дата внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр земель.
Таким образом, после внесения в Единый государственный реестр земель сведений о вновь образованных земельных участках: площадью 22 003 кв. м и 2 284 кв.м, прекратил существование как объект земельных и гражданских правоотношений земельный участок № 2, площадью 24 287 кв. м, вне зависимости от момента внесения соответствующих изменений в договор аренды земельного участка и государственной регистрации этих изменений.
Тот факт, что ненормативный правовой акт не был признан в судебном порядке недействительным, а решение или действия (бездействие) государственного органа (органа местного самоуправления) – незаконными, сам по себе не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного таким актом, решением или действиями (бездействием). В названном случае суд оценивает законность соответствующего ненормативного акта, решения или действий (бездействия) государственного или муниципального органа (должностного лица) при рассмотрении иска о возмещении вреда (Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в информационном письме от 31.05.2011г. № 145 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами»).

Председатель второго судебного состава
по рассмотрению дел, возникающих из
административных правоотношений Шагуч Б.А.